По следам своего рода

00:00, 31 декабря 2011г, Общество 3311


Ранним летним утром в горах бывает: облако так окутает какую-нибудь вершину, на которой стоит могучий кедр, что вместе с ней скроет в молочной пелене и его. На виду остается лишь пара самых нижних веток, куда туман не опустился. Вышедший в это время к горе турист даже не догадывается, какое мощное дерево сокрыто от его взора. Но вот туман рассеивается, и раскидистый кедр предстает во всей красе. Веток на нём не сосчитать…

«Нашего прадеда звали Илья»

Примерно так постепенно открывалось нам генеалогическое древо семьи Ездиных, когда на днях в редакции мы пытались разобраться в родственных переплетениях, кто кому приходится. Например, кем вам доводится внук двоюродного дяди? И как сосчитать всех двоюродных племянников?

Эта история началась ровно год назад благодаря публикации в «Алтайской правде». Под Новый год в село Берёзовка Чарышского района пришло письмо из Ростова-на-Дону. Адресовано оно было Александру Ездину – директору местного хозяйства. В письме говорилось:

«В газете «Алтайская правда» я прочла материал «После дождей жизнь веселей!» и узнала вас по фотографии. Вы очень похожи на моего старшего брата Сергея Ездина, только не знаю, какое колено. Нашего общего прадеда звали Илья. Напишите о себе». Автор этих строк Ирина Мироновна Янек сообщила Александру Васильевичу, что она родилась в Чарышском районе в 1932 году в семье Ездиных, и поведала всё, что на тот момент знала о своих родных, умерших и здравствующих. Как признается герой нашей публикации, это письмо его потрясло. Ведь до этого, кроме своего деда Алексея, отца Василия, двух тетушек и дяди, никого из Ездиных он не знал и не ведал, что у него такая большая родня по крови, разбросанная по всей стране. Выходит, Александр всю жизнь видел только две нижние веточки родословного древа и не подозревал, что оно настолько высокое и разветвленное.

Придя в себя после неожиданного известия, Александр кинулся к отцу: «Кто такой дед Илья?» Размножил письмо и разослал его всем родственникам, чьи адреса знал, чтобы те по крупицам восстанавливали свою родословную. Потом отправился в сельский совет изучать Книгу памяти. Известно было, что несколько односельчан по фамилии Ездины не вернулись с фронтов Великой Отечественной. Нашел их имена, даты жизни. Обратился к Интернету, набрал свою фамилию. Оказалось, в Новосибирске живет Борис Ездин, работает в Академгородке, преподаёт физику в сельхозинституте, занимается научной работой. Написал ему письмо: «Вы не наш родственник?» Выяснилось – троюродный брат. В Белокурихе нашёлся ровесник Александра, сын Панфила Мироновича, сорокадвухлетний Сергей Ездин, сотрудник МЧС. А совсем недавно он сообщил, что его дочь Настя нынче поступила в Алтайский госуниверситет на факультет политологии. В этом же вузе на третьем курсе социологического факультета учится дочь Александра Юлия. Девушки еще не виделись, но хотят обязательно встретиться в новогодние праздники.

- Постепенно разматывался клубок наших корней, - рассказывает Александр Васильевич. - Как род Ездиных оказался на Алтае, доподлинно неизвестно. Но наше старшее поколение по косвенным признакам выдвинуло версию: прадед Илья где-то под Красноярском украл невесту и сбежал с нею на Алтай. Здесь у него народилось восемь ребятишек. С какого он сам года, теперь не узнать. А вот его старший сын Мирон родился в 1892 году. За ним Максим (1900 г.), Лупан (1904 г.), Моисей (1913 г.), Алексей (1917 г.) и самый последний сын Трифон, утонувший еще в молодости. Между этими братьями были две дочери Ильи – Полуферия, следы которой затерялись в Курганской области, и Евдокия, которая со своей семьей жила недалеко, в Усть-Козлухе. Конечно, все это я узнал не сразу и не от своих близких. Помог двоюродный дядя Семён Миронович, о существовании которого я не догадывался. На сегодня он старейшина рода и знает о фамилии Ездиных больше всех.

«Алтайка»: от Амура до Дона

Семёну Ездину идёт 82 год. Он живет в барнаульском посёлке Власиха, выписывает «Алтайскую правду» и, увидев в одном из наших пятничных номеров («АП» от 6 августа 2010 г.) материал о директоре ООО «Березовское» Александре Ездине, по фотографии признал в нём родственника. Однако с самим Александром и его дочерью Юлией он впервые встретился только на днях за несколько часов до прихода всех троих в редакцию. Так что этот снимок с родственными объятиями сделан по горячим следам. Семён Миронович и прояснил нам, как газета «Алтайская правда» попала в Ростов-на-Дону:

- Так получилось, что в последние годы я поддерживал связь с дочерью Сергея, старшего брата Ирины Мироновны, Ниной. Она живет в посёлке Архара Амурской области. Про саму Ирину мало что знал, помню её только в детстве, когда вместе ходили в школу. Номер «Алтайки» с портретом Александра Ездина отправил Нине, чтобы посмотрела на нашего родственника и прочла материал о нём. Попутно сообщил о той части генеалогического древа, которая мне была известна на тот момент. Нина всё это изучила и переслала вашу газету тёте Ирине в Ростов-на-Дону. Та и написала то письмо в Берёзовку, которое Александр получил под прошлый Новый год и сильно удивился, узнав про свой род много нового.

Мы тоже подивились переплетениям в фамилии Ездиных. Кое-какие из них требуют отдельного пояснения. Как сообщил нам Семён Миронович, основатель династии Илья Акимович ему приходится дедом. Он приехал из Абакана сначала в село Усть-Белое тогда Ойротской автономной области (Горный Алтай). Через некоторое время оттуда спустился вниз по реке Чарыш и поселился в ныне исчезнувшем селе Комиха недалеко от Щебнюхи. Илья устроился основательно, возвел себе двухэтажный дом (впоследствии его увезли в коммуну). Его старший сын Мирон (отец Семёна), 1892 года рождения, участвовал в Первой мировой войне, в Австрии попал в плен, отсидел там 3,5 года и вернулся в Чарышский район. До
войны у него была большая семья, подрастали пятеро детей: Панфил, Савелий, Татьяна, Анна и Аксинья. Они и встретили отца после австрийского плена. А вот жены не стало, то ли не дождалась, то ли умерла, сведения на этот счёт туманные. Через некоторое время Мирон Ильич женился на Анне Караваевой из соседнего села и у него родилось еще трое детей: Семён, Егор и младшая Полуферия, которую все звали Фешей. Её уже нет на этом свете, а Егор живет в Киеве. Семён Миронович вспоминает:

- В 1942 году отцу исполнилось 50 лет, его уже не должны были брать на фронт, но 27 декабря пришла повестка из военкомата. Он воевал под Ленинградом на Карельском фронте. Ровно через год, 27 декабря 1943 года, получаем похоронку на него. Мне было тринадцать лет, поэтому помню, что там было написано: «умер в госпитале от ран». Будучи взрослым, долго искал следы отца, наконец узнал, что он похоронен в городе Бокситогорске. Нынешним летом, когда в связи с публикацией в «Алтайке» мы активизировали поиск своей фамилии, в одной газете попалось письмо Любови Кудряшовой из этого города с адресом. Написал ей, попросил узнать, есть ли на обелиске имя отца. Она оказалась женщиной отзывчивой: сходила в местный военкомат, узнала, где найти сведения о Мироне Ездине, сфотографировала место его захоронения и прислала снимок. Теперь знаю, что он был ранен в левую ногу, а умер в госпитале от воспаления легких. Так написано в его медицинской карточке.

Как выяснилось в нашем разговоре, в 1943 году на фронтах Великой Отечественной кроме Мирона Ильича сложили свои головы его братья Максим и Моисей, а годом раньше Лупан и сын Максима, тоже Максим, – сразу пять человек из одной семьи. Дед Александра Васильевича Алексей вместе с сыновьями Мирона Савелием и Панфилом в это время несли службу на Дальнем Востоке. Все трое вернулись домой.

Лупановичи - Мироновичи

Теперь нужно пояснить, почему Ирина Мироновна из Ростова-на-Дону барнаульцу Семёну Мироновичу приходится не родной сестрой, а двоюродной. Потому что на самом деле она дочь Лупана Ильича, как и её братья Семён, 1927 г. р., и Кирилл, 1929 г. р. Но все трое сменили свои отчества на Мироновича. Как поясняет сегодня Ирина, время тогда было трудное да и отчество Лупановна произносить было неудобно. Вот и получилось, что под фамилией Ездины значилось сразу одиннадцать Мироновичей. Семен-младший, Ирина и Кирилл вместе ходили в пятый класс школы в селе Усть-Козлуха, а Семён-старший учился в седьмом. Его звали Сенька Чёрный, чтобы различать двоюродных братьев с одинаковым отчеством. Потом он уехал, поступил в военное училище. Погиб в мирное время в Абакане, когда был уже майором.

- Семён Миронович, а как сложилась ваша жизнь?

- До 1950 года я работал в Комихе в колхозе «Горный пахарь». Потом служил на Сахалине в артиллерийских войсках - командир взвода управления пятой батареей. Через три года вернулся домой. Полуферия училась в седьмом классе, а младшая сестра Анна только в школу пошла. Она родилась от другого отца - после гибели Мирона мать выходила замуж. Впоследствии Анна Федотова, всю жизнь ударно трудившаяся на ферме, стала заслуженным животноводом Алтая. Потом я заведовал большой тракторной мастерской в совхозе «Звездный» Кемеровской области, был его диспетчером. Заболел, перенёс тяжелую операцию и вернулся в Барнаул. 22 года назад поселился во Власихе.

Старшая дочь Валентина живет в Барнауле, средняя Ольга - в Кемерово, завуч в школе, а сын Борис – в Новосибирске, учёный человек. Это его Александр Васильевич нашёл первым.

У Бориса теперь в компьютере вся информация о Ездиных по полочкам разложена и генеалогическое древо нарисовано наиболее полно. Дважды в декабре Александр намечал встречу с ним в Барнауле, но неотложные обстоятельства заставили перенести её сначала одного, потом другого. Эта встреча обязательно произойдёт в новом году. А еще у меня пятеро внуков и четверо правнуков.

Картина родственных связей для Александра Васильевича становилась всё яснее. Когда он впервые попробовал нарисовать генеалогическое древо, ему не хватило трёх листов. А ещё год назад уложился бы в полстранички. «Мой дед Алексей умер, когда мне было 12 лет, нет и его старшего сына Фёдора. Осталось трое: мой отец Василий, его сестры Мария и Екатерина. Вот и вся родня по линии прадеда Ильи, о которой я знал прежде». Но когда летом в Берёзовку приехали гости издалека, семейной информации у директора хозяйства стало ещё больше. Публикация в «Алтайской правде» подвигла Ирину Мироновну (Лупановну) на восьмидесятом году жизни совершить путешествие из Ростова-на-Дону в Чарышский район, а её племянницу Нину Сергеевну - из Амурской области.

«Вернусь сюда снова»

Обе были в восторге от алтайской природы. Ирина вспоминала, как в детстве пешком ходила из Алексеевки на Коргон через Сентелек. Когда Александр повёз их по этому маршруту, она разволновалась, расчувствовалась: «Да, вот эта гора, последний раз её видела 60 лет назад!» А Нина, которая никогда здесь не была, все восхищалась: «Как у вас красиво!» Она пообещала будущим летом снова приехать на Алтай уже вместе со своими взрослыми детьми. Её старший сын работает врачом в Благовещенске, как и его жена, младший – железнодорожник в Хабаровске. Муж Нины Владимир тоже врач, а сама она окончила медучилище, потом юридический институт и работает в детской комнате милиции, имеет звание майора. Интересуюсь у Семёна Мироновича, как его двоюродная сестра попала из Чарыша в Ростов.

- Ирина сначала уехала к брату Семёну (Лупановичу) в город Балашов, поступила там в институт. Рядом находилось лётное училище. Вышла замуж за военного лётчика польских кровей Владимира Янека. Он служил в Венгрии, летал в Кемерово, Новосибирске, на Севере, потом жили на Украине, а окончательно осели в Ростове-на-Дону. У Ирины двое детей, сын Вячеслав и дочь Вера, которая преподаёт иностранные языки. Другие подробности сейчас не вспомню.

Как рассказывает Александр Васильевич, гостьи много фотографировались на фоне гор с обретенными родственниками и очень удивлялись, что те пьют воду прямо из крана. Когда приехали на берег Чарыша, они опять восхитились: «Какая река чистая! Можно из неё воду попить?» Зачерпнули кружкой, попробовали, еще больше удивились. Александр загибает пальцы:

- Трудно всех подсчитать, но теперь знаю точно, что в Белокурихе живут четверо Ездиных. Их родители переехали туда из Озёрок, Сергей уже там родился. Одна его сестра медик, другая трудится в торговле, брат – в строительстве. Мы встретились с Сергеем 17 декабря, познакомились и договорились, что я снова приеду в Белокуриху 14 января. А летом он собирается навестить наши Озёрки, посмотреть, где жили его родители. Дети Савелия Мироновича почти все остались в Чарышском районе. Нашлась родня в Краснощёково. В Акимовке живут сын Анны Мироновны Василий, его дочери и сыновья, похоронена сама Анна и её сестра Аксинья. Двое Ездиных – в Киеве, одна - в Кривом Роге, трое – в Кемерово, еще двое - в Новосибирске, племянники Семёна Мироновича работают в Магадане, на Камчатке, в Красноярске, Абакане, живут где-то на Западе. Имена мы уже знаем, уточняем адреса. И профессий у Ездиных мы насчитали более двух десятков.

- Благодаря «Алтайке» раскрутилось колесо поиска нашей родословной. Будет о чём поговорить в каждой семье за новогодними столами, - подводит итог Семён Миронович. – А сколько встреч у нас впереди в наступающем году!

Если взять Курган и Челябинскую область, то там Ездиных пруд пруди. Подозреваю, что наш род пошёл с Урала. Возможно, дед Илья отбывал ссылку в Канске и Абакане, бежал оттуда. В Абакане осталась его родная сестра Марфа Акимовна. У нее было четыре дочери. Знаю, что до войны отец с этими двоюродными сестрами переписывался и была их фотография, но куда она подевалась, теперь не узнать….

От редакции
Думается, что после этой публикации кто-то из наших читателей тоже захочет узнать побольше о своей родословной, прикоснуться к корням фамильного древа, сделать экскурс в его историю, чтобы рассказать своим детям, кто они, от кого произошли и когда поселились на Алтае. Всегда интересно знать, чем занимались твои предки, какими ремёслами владели и т.д. Всё это важно, но ещё важнее в сегодняшней жизни не терять друг друга, налаживать родственные связи, чувствовать поддержку со стороны близкого по крови человека и уметь приходить ему на помощь. В наш мобильный век мы часто географически далеко разбросаны друг от друга. Однако это не мешает нам проявлять тёплые чувства к своим родственникам, заботиться о них, поздравлять с праздниками, быть вместе в горе. Если мы чувствуем рядом плечо родного человека, мы не одиноки…