Из рода крестьянского

Житель села Гонохово Николай Скурыдин посвятил сельскому хозяйству без малого полвека

00:00, 31 мая 2012г, Общество 1431


Открываю калитку ухоженного сельского дворика. На крыльце дома меня встречает хозяин.

Николай Степанович – коренной селянин, родился в Гонохово, рос в многодетной семье, где помимо него было еще семеро детей. Родители от зари до зари вкалывали в колхозе, старшие ребятишки приглядывали за младшими. Отец в сорок первом ушел на фронт, домой принесли похоронку...

Дети, пережившие военное лихолетье, рано повзрослели. Николаю довелось окончить только пять классов, а дальше – колхоз, школа механизации, трактор и нелегкий крестьянский труд, которому он в общей сложности отдал сорок шесть лет. Работал бригадиром в полеводстве, механиком, контролером, а потом и заведующим ремонтно-технической мастерской. Армейскую школу прошел в танковых войсках в Приморском крае. После службы – снова в родной колхоз.

– Когда целину поднимали, весело было, – вспоминает Николай Степанович. – С Кубани трактористы приехали, у нас поселились. Дружно работали, с задором.

Но не все воспоминания ветерана труда столь приятны. С тяжелым сердцем он рассказывает о разрухе девяностых, когда на глазах тех, кто много лет отработал сначала в колхозе, потом в совхозе, разваливалось коллективное хозяйство, сиротели фермы и зарастали поля. Скурыдин с горечью говорит о том периоде, когда в сельхозпроизводство пришел частный капитал, а с ним так называемые инвесторы. Менялись собственники, выжимали из гоноховских земель что могли, а потом бросали хозяйство и людей, в нем работавших.

– Чтобы село жило, надо, чтоб работа была, чтоб хозяин был постоянный, а не эти, залётные, – излагает свои соображения пенсионер. – Тогда и молодежь уезжать не будет…

Сам он душой прикипел к родной деревне, мыслей куда-то в другие края перебраться никогда не возникало. Женился в зрелом по деревенским меркам возрасте – в 26 лет. Уже не юнец, трудовой стаж приличный и опыт жизненный.

В соседях у Скурыдиных была молодая женщина с непростой судьбой. Валентина в свои двадцать с небольшим успела натерпеться от первого мужа – пьяницы и драчуна. Не выдержала, бросила его и вернулась из Новичихи с двумя малышами-погодками Любашкой и Сережей к родителям в Гонохово. Устроилась продавцом в местный магазин. Работала добросовестно, жила – поводов для пересудов не давала.

Поглянулись молодые друг другу. Сватать соседку Николай ходил сам. Спустя несколько дней привел ее в свой дом. Золовки и свекровь приняли Валю и ее ребятишек в семью как своих. С мужем ей в этот раз очень повезло. Николай, как большинство деревенских мужчин, от природы скупой на слова, чувства выражал в делах – заботился о семье, относился к своей избраннице бережно и нежно. В детях души не чаял. И даже когда совместная дочь Лена у них с Валентиной появилась, на чужих и своих ребятишек не делил. Приемных даже больше жалел – первые они для него были.

– Коля добрый такой! Никогда на меня не ругался, не то что руку поднять, - со слезами благодарности говорит Валентина Яковлевна. – Я, бывало, ворчала, когда он домой подвыпивший придет. А он слова плохого мне не сказал. Подарки дарить не умел никогда: что надо, мол, то и бери. Но самый главный подарок для меня – он сам. Мы дружно живем почти пятьдесят лет – в следующем году золотую свадьбу отмечать будем. Он такой помощник мне…

Голос пожилой женщины тонет в слезах. Непросто ей сегодня – Валентина пережила инсульт, сама работу по дому выполнять не может и это ее очень тяготит. Всю жизнь она на хозяйстве была, а сегодня супругу приходится и полы мыть, и варить, и в огороде управляться. Но он со всем справляется. Силы еще есть. Да и любит по хозяйству хлопотать, в земле копаться. Всю мелочь, картошку сам выращивает. Хату белить дочери с внучками помогают, дрова заготавливать - зятья и внук.

Когда-то Скурыдины хозяйство приличное держали, на «Жигулях» к детям в Камень ездили. Сегодня из живности у них во дворе только собачонка. А из техники – старый тракторишко, который, как и его хозяин, еще бодрячком держится и службу свою с легкой руки механика-тракториста до сих пор исправно несет.

– Мотор недавно снимал, перебирал, – говорит мой собеседник, ласково поглядывая на своего глазастого железного коня с деревянным кузовом впереди. – Машину продал. А его оставил: мусор с ограды вывезти, в лес выехать, до магазина прокатиться…

Несмотря на приличный возраст, Николай Степанович по-прежнему активен и любознателен. До позднего вечера, причем без очков, он читает газеты.

– От корки до корки прочитываю, мне все интересно, – улыбается ветеран. – И политика, и объявления, и новости. Передачи разные по телевизору смотрю, интересно, что в мире происходит… Вот что это за программа – «80х80», о которой столько говорят и в «районке» все обсуждают?

Поясняю ветерану суть губернаторского проекта и предлагаю выписать «Алтайскую правду», в которой под рубрикой «80х80» о нем понятно и подробно пишут журналисты. Ветеран заинтересовался, стал рассуждать, что бы он по этой программе в своем селе построил.

Пока мы вели задушевную беседу за чашкой чая, я смотрела на моего собеседника и думала – вроде нет в этом старике ничего особенного, выдающегося, но как приятно с ним рядом находиться! Тепло и душевность, открытость и искренность в каждом его слове и движении. Именно о таких, простых и чистых душой, писал Шукшин, таких выбирают героями своих картин Хайрулинов и Песоцкий. Таких, которые честно жили, на совесть работали, которым перед земляками и Родиной краснеть за свои дела и помыслы не приходится. Таких, на которых и держится Россия.

 

Наталья Исаева

Новости