Почему новый федеральный закон о пчеловодстве представители отрасли считают недоработанным

18:43, 07 декабря 2021г, Политика 834



Фото Андрей КАСПРИШИН

Новый федеральный закон о пчеловодстве представители отрасли считают недоработанным. Так, в нем оказались вне правового поля пчеловоды-любители, которые производят большую часть меда в крае.

На федеральном уровне

Краевые депутаты внесут в Госдуму поправки к федеральному закону о пчеловодстве. Инициировала внесение изменений Общественная палата Алтайского края.

Что не так с новым федеральным законом? «Пчеловодческим хозяйством» теперь могут быть только юрлица, крестьянско-фермерские хозяйства и индивидуальные предприниматели. Деятельность пчеловодов-любителей остается нерегулируемой.

В новом законе также указано, что только пчеловодческие хозяйства могут создавать отраслевые союзы и ассоциации, которые вправе участвовать в разработке проектов нормативных правовых актов, госпрограмм и т. п.

По данным региональной Общественной палаты, в России пчеловодство сосредоточено в личных подсобных хозяйствах населения, на их долю приходится 92,7% пчелосемей, а в крае – 93,7%. В связи с этим инициаторы поправок предлагают исключить из закона понятие «пчеловодческое хозяйство».

Один из авторов поправок – член Общественной палаты Алтайского края, руководитель комиссии, председатель Союза пчеловодов Алтайского края Сергей Тастан отметил:

«Мы предлагаем убрать термин «пчелохозяйство» и ввести «любительское пчеловодство» и «профессиональное пчеловодство». Также необходимо внести поправки по срокам оповещения пчеловодов об опылении полей. Их должны ставить в известность не менее чем за три дня до начала опыления и не более чем за пять дней. Сейчас аграрии начинают за три месяца делать объявление о том, что они будут производить опыление».

Еще один термин, который требуют убрать из федерального закона, – «медовый продукт», чтобы не вводить потребителей в заблуждение. Ведь если на этикетке есть слово «мёд», покупатель начинает думать, что он есть и в продукте. Недобросовестные производители часто этим пользуются, производя лакомство на основе сахара.

Волнует пчеловодов и вопрос наличия на рынке фальсификата.

«Однажды мы провели судебную экспертизу. В «майском» меде было выявлено 60 процентов содержания меда из подсолнечника. При оглашении данных даже судья смеялась», – привела пример юрист Общества по защите прав потребителей Людмила Жгун.

Порой доказать, что перед вами фальсификат, а не настоящий мед невозможно.

Член Алтайского союза промышленных пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Владлен Дуплик отметил:

«Я работал с китайцами, у них высокий уровень развития химии, и наши лаборатории не смогли найти отличие их продукта от нашего натурального меда».

В крае

Старый закон Алтайского края о пчеловодстве просуществовал 11 лет и устраивал всех пчеловодов. С введением нового федерального закона депутаты решили привести в соответствие с ним краевой закон, но перестарались. В частности, убрали из него понятия «кочевая», «стационарная» пасеки, план их размещения.

«Сейчас у меня есть и кочевая, и стационарная пасеки. По новому краевому закону любой человек за кустом в 5 метрах от моей кочевой пасеки легко поставит свои пчелосемьи. А там могут оказаться больные пчелы и перезаражать моих. Раньше был краевой закон о пчеловодстве, он хорошо работал. Пчеловод оформлял кочевую карту, и все знали маршрут его передвижений в течение лета, включая аграриев».

Однажды из Новосибирской области приехали пчеловоды, поставили ночью ульи около пасеки, отказались предъявить документы о том, что пчелы здоровы. Благо мы быстро проинформировали соответствующие органы и новосибирцы отправились восвояси, – вспоминает руководитель КФХ Калманского района, пчеловод Алексей Найденко.

Поддержал коллегу кандидат биологических наук пчеловод Чарышского района Иван Чубаров:

«В Алтайский край участился завоз пчел из ближнего зарубежья в промышленных масштабах. У меня был случай в 2018 году, когда рядом с моей пасекой разместилась пасека из Таджикистана. На следующий год пасеки в округе получили огромный помесный трутневый фонд и новые заболевания. В тот момент работал старый закон о пчеловодстве Алтайского края и мы смогли выпроводить нелегалов с нашей территории. Сейчас уже пчеловоды из ближнего зарубежья нам говорят прямо, что в новом законе нет никаких рычагов воздействия на них. Где захотят, там пасеку и поставят».

Андрей Жабин, директор ООО «Алтайская пчела», занимающегося племенной репродукцией пчел, добавил:

«Получается, что на территории края ведение чистопородного пчеловодства и без болезней будет неэффективно и убыточно. Новый закон вернет нас в 90-е. А ведь у нас среднерусская пчела, хорошо бы ее сохранить».

Внесли пчеловоды и другое предложение в Федеральный закон. По мнению Алексея Найденко, нужно субсидировать фермеров, которые платят пчеловодам за опыление полей.

«Пчелы обеспечивают от 40 до 200% урожая в полеводстве. Даже у зерновых культур урожайность повышается на треть, если пчела летит через поле с пшеницей. Пшеница – пыльценосное растение, и пчела его опыляет», – сказал Иван Чубаров.

В заключение заседания Сергей Тастан подытожил:

«Мы обязательно добьемся, чтобы наши поправки были приняты и законы работали на благо алтайским пчеловодам. Но и они должны о себе подумать, сберечь от гибели пчел. Пока половина из пасек и пчелосемей официально нигде не зарегистрирована, значит, находится вне правового поля».

Фоторепортаж
Блоги