Почему на Алтае вновь произошла массовая гибель пчел

10:44, 09 июля 2020г, Экономика 2397


Очередная массовая гибель пчел зафиксирована в Алтайском крае. Медосборные насекомые отравились ядохимикатами, которыми сельхозпроизводители опрыскали поля рапса.

По некоторым данным, пострадало больше 20 пасек из Мамонтовского, Завьяловского и Тюменцевского районов. Погибло порядка тысячи пчелосемей. Как минимум два пчеловода планируют подавать в суд на компанию «Орбита», считая ее виновной в потраве.

Поздно предупредили

Геннадий Фартушный из села Гришенского Мамонтовского района занимается пчелами более 30 лет. Вот что он рассказал: «Каждый июнь я вывожу пчел на естественный травостой, на луг, который расположен в 7–8 км от моего дома. Выехал я туда и нынче 12 июня по рекомендации директора АО «Орбита» Николая Лудцева. У нас с ним были нормальные человеческие отношения, и он предупредил меня, что 14 июня будут обрабатывать поля. Я пасеку вывез, рапс еще не цвел. Они обработали, никто из пчеловодов не пострадал.

30 июня мне позвонил агроном «Орбиты» по Мамонтовскому району в 15.41 и сказал, что надо убрать пчел, так как планируется обработка. До нее оставалось шесть часов. За это время я не успел бы собрать пчел и вывезти. Но если бы меня, как положено по закону, предупредили за три дня, то я бы эвакуировал их за 80 км, лишь бы спасти от гибели.

Я пасечников некоторых предупредил, но было уже поздно. Уже в восемь вечера начали опрыскивать рапс. Солнце еще не село и пчелы не вернулись в ульи.

Я приехал на пасеку и ждал. Пчелы прилетали и падали замертво. На следующий день поехал к соседнему пчеловоду. У него такая же обстановка. Пчелы прилетали и дохли».

У предпринимателя Андрея Богачева из села Ермачиха полегла половина из его 180 пчелосемей. 1 июля он увидел, что с обеда начала «сыпаться пчела». Видимо, насекомые летали на расположенное в 4 км рапсовое поле, наелись ядохимикатов, принесли в ульи и погубили остальных собратьев. Как узнал потом пчеловод, рапс обрабатывали очень ядовитыми инсектицидами I и II классов опасности.

2 июля по требованию нескольких пчеловодов на их пасеки приехала комиссия, в которой были ветеринары, представители администрации района, полиции, «Орбиты». Они взяли пробы рапса и мертвых пчел на анализ. Пострадавшие увезли эти образцы в Барнаул, в ветеринарную лабораторию, где пообещали предоставить результаты анализа после 18 июля.

Если лаборатория подтвердит факт отравления пчел рапсом с полей «Орбиты», то Богачев и Фартушный намерены судиться с этим сельхозпредприятием. Первый оценивает свои убытки как минимум в 1,2 миллиона рублей, второй – в 300 тысяч.

«Орбита» не виновата

Пока главный агроном АО «Орбита» Иван Тришин не чувствует вину своих подчиненных. «В Алтайском крае много сельхозпроизводителей и практически все используют пестициды. Но мы отличаемся от всех тем, что предупреждаем: даем объявления в районную газету, развешиваем за неделю до обработки объявления по селам, потом еще официально звоним по телефону. Остальные работают не извещая пчеловодов. И работают круглосуточно. Почему виновата (в потраве пчел) «Орбита» – большой вопрос. Я считаю, что это не мы. Мы действуем открыто, работаем ночами, все СанПиНы соблюдаем», – рассказал «АП» главный агроном.

У председателя комитета по сельскому хозяйству Мамонтовского района Сергея Момонта тоже нет уверенности в виновности «Орбиты», так как с пестицидами работают и другие сельхозпроизводители.

По его словам, о проведении опрыскивания было сообщение в Интернете, на аншлагах, в местной газете. Так что агрономы «Орбиты» могли и не звонить каждому пчеловоду. Некоторые владельцы пасек, например из села Гонохово, успели увезти своих пчел. Кроме того, Фартушный официально не указал, где находится его пасека.

В ответ пчеловод говорит, что 30 июня на полях стояли старые аншлаги о том, что обработка будет 14 июня, а новые таблички выставили непосредственно перед опрыскиванием.

Чтобы не повторилось

В прошлом году в семи районах края погибло несколько сот пчелосемей по такой же причине. Несмотря на все разъяснительные меры, предпринятые властями, ситуация повторяется.

В чем причина? Андрей Богачев считает, что взаимодействие между пчеловодами и сельхозпроизводителями никак не выстроено, обвиняя в этом последних. «Они в газету дают объявление об обработке полей, не указывая конкретную дату и район опрыскивания, не сообщая контактный телефон», – говорит предприниматель.

А как же нашумевшее приложение «Мобильная пасека» для оповещения пчеловодов о предстоящих обработках полей? Минсельхоз рекомендовал владельцам пасек обратиться в районный орган управления АПК для регистрации и установки данной программы на смартфоны.

«Ни один пчеловод в районе пока не зарегистрирован в приложении, хотя информация до них доведена», – говорит Сергей Момонт.

Но какой смысл иметь приложение, если в нем нет информации от сельхозпроизводителей об обработке полей? «В «Орбите» о «Мобильной пасеке» первый раз слышат», – рассказал «АП» Андрей Богачев.

По его словам,  у каждого пчеловода есть ветеринарный паспорт, количество пчелосемей зафиксировано в похозяйственной книге, которая находится в сельсовете. Сельхозпроизводители могли бы очень просто позвонить в сельсоветы, которые граничат с полями рапса, и сообщить, что планируется обработка, а местная власть – информировать об этом пчеловодов.

Можно договориться, чтобы растениеводы в радиусе 7–8 км от населенных пунктов обрабатывали менее ядовитыми препаратами. Как рассказал Геннадий Фартушный, рапс посеяли на расстоянии 100 метров от жилья. Хотя по закону аграрии должны согласовывать с администрацией района, где они будут размещать медоносные культуры, которые подлежат обработке. Никто этого не делает.

Есть опыт Германии и Канады, где рапс опрыскивают инсектицидами еще до цветения, чтобы не навредить пчелам. Но наши сельхозпроизводители не хотят идти на контакт с пчеловодами и на уступки тоже, считает Андрей Богачев.

Неужели так все и останутся при своих интересах?

Кстати

В Минсельхозе края предупреждают, что если пчеловод работает в статусе ЛПХ и не имеет записи о количестве содержащихся на его пасеке пчелосемей в похозяйственной книге, а также у пасечника нет ветеринарно-санитарного паспорта на пасеку, то доказать гибель или потерю части пчелосемей будет невозможно.

Новости