У алтайских пилотов «Робинсона» – самая горячая пора по охране хвойных молодняков

11:12, 18 декабря 2015г, Общество 3639



Фото Сергей БАШЛЫЧЕВ

В нынешнем сезоне авиационной охраной в крае обнаружено около сотни лесных пожаров. Завершился пожароопасный сезон, но почему в декабре летает над зелёными массивами края вертолёт? Выполняются полёты с целью пресечения незаконной заготовки древесины, теневого трафика. Новый день – очередной рейд. У пилотов «Робинсона» – самая горячая пора по охране хвойных молодняков.

Заместитель директора филиала краевого автономного учреждения «Алтайавиалесоохрана» по организации лётной работы Константин Кизимов на все многочисленные вопросы ответил кратко. Он уложился в одну фразу: «Мы выполняем свою работу».

Она требует большого профессионального навыка, а ещё и лесоводческих знаний, и не только их. Нужно очень хорошо ориентироваться не только с помощью авиационных карт и средств навигации, но и по лесным угодьям. Знают, где возможно проникновение на территорию «чёрных лесорубов». Сейчас идёт патрулирование по обнаружению лесонарушений. 

Слетали в дозор по незаконным рубкам с начальником отдела по Озёрскому лесничеству Сергеем Андрушко. Обследовали территорию практически всех населённых пунктов, что рядом с зелёными массивами. Сёла и посёлки Речкуново, Язово, Зайцево, станция и село Озерки и так далее. Особенное внимание, конечно, ленточным пилорамам. Достаточно пристального взгляда, чтобы многое определить по запасам леса на дворах за высокими неприступными заборами.

Тщательно обследовали ценные насаждения Озёрской площадки Единого генетико-селекционного комплекса края. Там – архивы клонов, плюсовые деревья.

Кроме всего, смотрят, как идёт возобновление хвои на участках, поврежденных насекомыми-вредителями. Отслеживают порядок на лесосеках, уборку порубочных остатков. По закону их устраняют строго по правилам, среди них непременные условия: сжигать в определённое время, под строгим контролем и т. д.

Навыки приобретаются с годами. У Константина Кизимова глаз намётанный, он чётко с ходу на лету скажет, на снегу лежит дерево, сваленное ветроломом, или оно спилено браконьером. Ему необходимо одновременно следить за тем, чтобы не попасть в аварийную ситуацию, а при посадке – чтобы «Робинсон» не провалился под снег. Вот сейчас внизу такие сугробы намело, что метели сровняли ямины и лога, куда приземляться?

Константин Викторович родился в Барнауле, окончил Кременчугское лётное училище, работал на Ми-8 в Якутии. Когда пригласили на Алтай,  переучился в Москве. Сегодня о нём отзываются как о высококлассном специалисте. Например, спросила я у Сергея Андрушко, который вовсе не пилот, а лесной человек.

Сергей Анатольевич обрадовался вопросу, сразу поняла: есть что сказать наблюдательному лесоводу:

– С Константином летишь, и душа спокойна. Он большой профессионал. Этому есть немало подтверждений. Например, в любом месте каким-то чутьём находит именно то «правильное» место, где можно посадить вертолёт. А представьте, зимой сверху только кажется, что лесная поляна или поле ровные.

Не говорите, что у него нерв и детективные истории в прошлом, когда в Якутии работал. Летал, возил вахтовиков, золотодобытчиков, рыбаков. И даже экспедиции собирателей бивней мамонтов. Какие приключения, рассказы! А на Алтае? Да ещё круче.

Как-то во время рейда заметил машину с лесом, стал её преследовать. Люди бросили, как говорится, добытое «непосильным трудом» на дороге, поехали в посёлок. Считали рубщики, что всё шито-крыто, но когда Константин посадил вертолёт на… огороде, тогда пошла сплошная кинематография. Лихой человек заскочил в баню, бросил бензопилу…

Кино?

– Нет, – говорит, – это озёрские интенсивно пакостят. И сегодня продолжают. Пусть сами рассказывают следователям. А если насчёт «сверху видно всё» – это подтверждено.

Как-то с Александром Кульшиным из управления лесами в районе Кислухи заметили, что трактор тащит дерево из лесочка. События разворачивались так: вертолёт сел прямо на дорогу в неожиданном месте. А дальше – всё по закону.

Летал Кизимов со многими лесоводами. С учёным и практиком, исследователем старых лесных карт края Владимиром Шершнёвым защищали от вырубок березняки в Залесовском районе, с самоотверженным лесничим Александром Кузьминым отслеживали ситуации в Бобровских водоохранных борах.

Константин Кизимов заметил:

– Вызывает уважение, что лесники в нашем крае в большинстве своем очень бережно относятся к лесу и природе. Мне понравилось, что отмечены теперь даже деревья с гнездовьями птиц, занесённых в Красную книгу.

И вот что не перестаёт удивлять: они настолько осведомлены о своих территориях, что это поражает, пространства огромные, исчисляются сотнями тысяч гектаров.

При встрече с Денисом Шубиным, исполнительным директором предприятия «Бобровский лесокомбинат», председателем Общественного совета при Главном управлении природных ресурсов, спросила, чем конкретно помогает авиаохрана лесному делу? Он сказал:

– Если даже брать Бобровское лесничество с площадью 163 тысячи гектаров, чтобы проехать эти боры на автомобиле и посмотреть полностью, не хватит и недели. На вертолёте можно уложиться в два часа. Это экономия времени и большая польза для оперативного принятия решений, объективной информации о том, как развивается лесной пожар. Эта мобильность будет только упрощать задачи в любой сфере деятельности.

Константин Кизимов называл имена экологов, лесоводов, людей, которых знаю по роду журналистской работы многие годы. Всё совпадало. И мне подумалось, а ведь его умение мимолётно увидеть самую суть, реальное отношение к делу человека, который отправился в полёт, будь то с инспекцией, надзорными задачами, свидетельствует о профессионализме самого пилота. Он, отзываясь одобрительно о своих пассажирах, сам того не подозревая, невольно подкрепляет мою догадку, что у него глаз – алмаз, как говорят в народе, и в отношении оценки человеческих качеств.

Над огнём

Чарышский район. Жара, засушливый месяц, сухие грозы. На высоте более двух тысяч метров над уровнем моря пришлось ему тушить высокогорный пожар. Это когда молния ударила в вековое дерево, оно загорелось, огонь заметили с вертолёта. Тогда делали плановый облёт. Увидев загорание, вернулись в посёлок, взяли десантников с рацией. День ушёл на то, чтобы обезопасить участок с грозобойным деревом. Почему так долго, спросила я Константина. И только после этого вопроса он ответил абсолютно без эмоций. Рассказал, что мужчины набирали воду в речке и таскали за две сотни метров по практически отвесной скале вверх. Потом спускались, снова брали воду. Вверх, а потом к реке. Несколько часов! А в рассказе пилота это звучало так: «Нужно залить водой очаг, чтобы не допустить распространения огня на лес, который растёт по берегам речки Кызылгай».

Жизненными уроками были страшные лесные пожары. 1997 – 1998 годы, 2005-й… Не забудут осенние дни 2010 года лётчики авиаохраны. Николаевка. Приходилось работать на грани возможностей. Лёгкий «Робинсон» над раскалённым пожарищем в дымовой завесе.

Летает над огнём. Кругом дым, видимость нулевая. Страшно?

– Пилотировать сложно. Болтает, укачивает. Стискиваешь зубы – и вперёд.

Пожар в Николаевке убедил, что найти и предупредить очаг загорания намного проще, чем потом тушить большой лесной пожар. После Николаевки они много размышляли вместе с коллегами, обсуждали, что же необходимо сделать для того, чтобы большим был вклад авиалесооохраны. Он считает, что, без сомнения, необходимо усилить авиационную составляющую, привлекать самые современные технические средства. Мечтают о том, чтобы совместно с деятельностью по охране природоохранных объектов расширить область применения вертолётов.

Чтобы быть полезными не только в лесной отрасли. Например, в обучении молодых специалистов.

– Мы лицензированы, можем обучать пилотов вождению этого типа вертолётов. И ещё. Если посмотреть, в крае можно интенсивнее применять малую авиацию. Наши «Робинсоны» могут служить срочной медицинской помощью, хотели бы тесно сотрудничать с медициной катастроф. Не теряем надежды на то, что нам разрешат выполнять чартерные рейсы из Барнаула в места особой привлекательности для туристов.

Директор Барнаульского филиала краевого автономного учреждения «Алтайавиалесоохрана» Владимир Дронов поддержал:

– Прав Константин Викторович.

Отзывается о Кизимове так:

– Он очень опытный пилот, возглавляет лётную школу. Является инструктором-экзаменатором пилотов вертолёта «Робинсон». Имеет право готовить, обучать лётные кадры.

Мы говорим с командиром Дроновым о том, что лесоавиационные работы носят сезонный характер, а можно бы иметь плотную нагрузку круглый год. Мне говорят: смотрите, в крае идёт газопровод. Его надо патрулировать? Конечно, нет сомнений. А энергетические объекты – тоже. Кстати, энергетики уже прибегали к помощи отряда. Идём дальше. Пилоты считают, что могли бы помочь и доставить в отдалённое селение из Барнаула доктора, чтобы проконсультировать жителей.

Под Новый год у пилотов «Робинсона» горячие денёчки. В лесу родились ёлочки, пусть растут. Хвойные молодняки охраняют с воздуха и земли. А отдыхать? Говорит, что у него удачный момент: всё совпадает с работой. Участвует в полётах на спортивных самолётах, интересуется лёгкой и сверхлёгкой авиацией. Всё идёт с детства. Теперь он сам ставит на крыло молодых.

Новости