Тот самый Спекторский

19:00, 20 января 2017г, Общество 2382


Что могло объединять Александра Блока, Бориса Пастернака и редактора барнаульской газеты революционной поры?

*   *   *

Спекторский… На эту фамилию поисковик выдает десятки тысяч результатов. И приоритетными будут два варианта: «Евгений Васильевич Спекторский, известный правовед и философ» и «Поэма Бориса Пастернака «Спекторский». Но какое отношение мог иметь наш, сибирский, Спекторский к знаменитому ученому-эмигранту – дворянину, окончившему Варшавский университет, единственному ученику Александра Львовича Блока (и благодаря этому знакомому с его сыном-поэтом!), бывшему ректору Киевского университета? А вот предположение, что с Евгения Спекторского Пастернак писал своего героя, высказал Дмитрий Быков, автор биографии поэта в серии «ЖЗЛ». Вероятность этого подтвердил доктор исторических наук, профессор Брянского университета Сергей Михальченко. «Идея Быкова мне кажется вполне реалистичной, – написал мне Михальченко. – И Спекторский, и Пастернак были в Марбурге: Пастернак учился в университете, Спекторский посещал город во время путешествий, слушал там лекции немецких философов. Теоретически они могли встречаться. С другой стороны, доказательств этому нет, знакомство могло быть заочным».

Кроме фамилии и отчества, Спекторских – сибирского и заграничного – не объединяло ничего. Из биографии знаменитого ученого я узнала, что у него было три брата – Сергей, Александр и Борис. Об отце, Василии Александровиче, известно, что он был мировым судьей и, кстати, двоюродным братом выдающегося русского психиатра Корсакова. О матери, Софье Федоровне (ур. Крафт), пишут: «...француженка, швейцарская подданная».

Профессору Михальченко чудесным образом в заграничном архиве удалось найти мемуары Е.В. Спекторского. Фрагменты их, касающиеся судьбы братьев, он мне прислал. И образы обрели плоть и кровь:

«Отец остался вдовцом с четырьмя сыновьями, когда мне было 10 лет, а младшему брату Борису семь. Наш отец вторично не женился. Он решил, что мы несчастны, оставшись без матери. И он нас баловал, иногда больше, чем следовало... С осени 1892 года мы остались втроем: отец, младший брат Борис и я, восьмиклассник».

Из мемуаров знаменитого ученого мы узнаем, что к тому времени Сергей Спекторский окончил Тверское кавалерийское училище, Александр учился на юридическом факультете Варшавского университета – поступил он туда по настоянию отца. «Он хотел было поступить в петербургский университет. Но отец предпочитал варшавский, надеясь, что, в случае его смерти, брат получит Герардовскую стипендию для сирот лиц судебного ведомства (так и вышло. – Прим. авт.). Он соблазнял брата тем, что в случае поступления в Варшаву, тот получит сто рублей и николаевскую шинель. Брат не согласился. Но, когда протоиерея Татарова, в дочь которого брат был влюблен, перевели в Варшаву, он согласился, не забыв потребовать и сто рублей и николаевскую шинель» – вот такой романтический образ сибирского Спекторского вырисовывается… Судя по всему, революционные идеи овладели его разумом в студенческие годы. Вел Александр тогда рассеянный образ жизни, что не помешало ему окончить университет.

Наш герой женился на сестре железнодорожного чиновника Ружникова из Архангельска. «Чтобы сразу получать жалованье, он поступил на службу в акцизное ведомство, где у него было много неприятностей, отчасти потому, что у него был беспокойный характер, отчасти же потому, что, в отличие от некоторых своих сослуживцев, он не брал взяток». Переехав на службу в Архангельск, Александр сблизился с левыми кругами и был арестован в Пскове как участник съезда эсеров. Евгений Спекторский вспоминал, что брат держал себя на суде довольно вызывающе. Заявил, что он социалист и гордится этим.

После приговора (ссылка в Сибирь) перед отправлением Александра Спекторского в Канск брат Евгений привез из Варшавы в Псков племянников Васю и Женю – проститься с отцом. «Свидание было тяжелое, – вспоминал Е. Спекторский. – Увидев детей, он расплакался. Посадил младшего к себе на колени. Тот сначала заинтересовался бородавкой на носу отца и нажимал ее как электрическую кнопку. А затем сказал мне: «дядя, мне скучно». Впоследствии я сделал попытку определить мальчиков в корпус. Для этого я отвез их в Киев. Там директор корпуса предложил мне предварительно поместить детей в семью покойного преподавателя Зонненштраля. Опыт оказался неудачным. Я опять приехал в Киев. Забрал мальчиков и вернул их матери в Варшаву».

*   *   *

Так о нашем ли, сибирском, Александре Спекторском шла речь в мемуарах? Я сопоставляла и перепроверяла цифры, факты, даты… Подспорьем стали две анкеты «нашего» Спекторского, найденные в материалах августовского, 1917 года, объединительного съезда меньшевиков. Из этих анкет я получила следующую информацию о герое.

В 1917-м ему было 42 года. «Журналист, русский, меньшевик-оборонец», – заполняет Спекторский анкету. Далее мы узнаем, что с 1892 по 1896 год имел он убеждения народовольческие, в 1898-м (23 лет) вступил в партию, «в 1904-1907 г – с-р 
(то есть социалист-революционер, эсер. – Прим. авт.)». Нелегальной работой занимался в Польше, Малороссии, Архангельской губернии и Петрограде. Арестовывался 13 раз, в тюрьме провел пять с половиной лет. Осужден был по 102 статье (ссылка на поселение). На вопрос анкеты: «Бегали ли из тюрем?» – отвечает: «1 раз». На съезде Спекторский представлял Барнаул: на тот момент он прожил в городе полтора года, был гласным городской думы.

Таким образом, можно сделать вывод: сибирский Спекторский и есть тот самый дворянин, юрист, революционер, брат знаменитого ученого... Как складывалась его судьба в суровом краю, предстоит еще подробно исследовать. Сейчас известно о его работе в Союзе сибирских маслодельных артелей и курганской «Народной газете» (а также о конфликте с отцом-основателем Союза А.Н. Балакшиным), о его журналистских материалах. Обнаруженные мной тексты посвящены кооперации, рынку масла, недосевам.

О судьбе Сергея и Бориса Спекторских удалось найти следующую информацию.

Спекторский Сергей Васильевич, р. 1872 в г. Житомире. Ротмистр. В Вооруженных силах Юга России. Взят в плен. В нояб.-дек. 1920 на особом учете в КВО, затем в Первомайском ГПУ.

Спекторский Борис Васильевич. Род. в 1878 в г. Житомире. Образование высшее. Из дворян. Проживал в г. Красноярске. Делопроизводитель отдела управления. Арестован 08.03.1920. Обвинение в колчаковской службе. Приговорен 18.03.1920 ВТ 5-й армии к ВМН. Реабилитирован 15.10.1998 прокуратурой Красноярского края.

Какова же была дальнейшая судьба сибирского Спекторского? В Барнауле рассказывали легенду о его побеге от белогвардейцев, в Новосибирске имеется совсем другая легенда – но тоже о побеге. А дальше – тишина… Потому я было поверила в чудо воскрешения, когда в Госархиве РФ (ГАРФ) обнаружилось пенсионное дело А.В. Спекторского. Увы, это дело было о назначении пенсии детям, Льву и Алевтине (ходатайствовал о сем Союз политкаторжан). Вероятно, речь шла о детях от его второй жены Таракановой-Спекторской – весьма интересной фигуры революционного движения.

И теперь абсолютно понятно, почему знаменитый правовед и философ Е.В. Спекторский был ярым противником большевиков…

*   *   *

Почему наш герой оказался забыт на долгие годы? Он был меньшевиком. И многие, вероятно, запомнили дошедшую до нашего времени легенду: якобы Спекторский лично послал приветственную телеграмму Колчаку, когда общественность отказалась это сделать…

Орфография и стиль приведенных документов сохранены.

Новости