ЛЕТО НЕЖАРКОЕ И ОСЕНЬ ПРОХЛАДНАЯ

– ТАК И МОЯ ЖИЗНЬ, - СКАЗАЛА АННА ЛУБЯГИНА, КОГДА ПОГОВОРИЛИ О ДАЛЕКОМ ВОЕННОМ ВРЕМЕНИ, УШЕДШЕМ В ИСТОРИЮ НА 65 ЛЕТ. ОНА, ОПЕРШИСЬ НА ПАЛКУ, ГЛЯДЕЛА НАМ ВСЛЕД...

00:00, 06 октября 2010г, Общество 1781


Хорошее качество для председателя женсовета знать всех селян в лицо. Понятно, почему просили именно Надежду Сторожевых проводить к Анне Ильиничне. Домик ее сложно найти, он вроде как на отшибе, особняком стоит. По дороге Надежда Ивановна сказала: «Нелегкая судьба у нее. А вот и домик». Мы было к калитке, а Надежда Ивановна попросила: «Подождите, пожалуйста, я сама войду, позову».

У забора, со стороны улицы – дрова:

- Видимо, внук наколол, - предположила председатель женсовета и вздохнула.

- Сейчас выйдет Анна Ильинична – старость не радость.

Из калитки вышла женщина в шерстяном платке.

- Откуда будете?

Узнав, что мы из «Алтайской правды», помягчела, кивнула головой.

– Хорошо, что стариками не брезгуете. Мир состоит не только из молодых и сильных. И в лесу деревья разные, есть такие лесины, у которых годовых колец не сосчитать…

- Что смотрите, старая? – спросила как-то очень по-женски и вздохнула.

- И я была… хоть куда. Тогда меня видели другие люди, а сегодня – вы. Это время… виновато, нет, точнее сказать: война. А может, сейчас и у меня все по-другому было, если б не война. У всех нас.

Когда началась Великая Отечественная, Ане Поповой было 17 лет. Уже работала. Они с Полей Сахаровой пилили древесину двуручной пилой. «Вжик-вжик», - елозили зубья, сыпались опилки. Вдруг зовет Зотов, он хлеб развозил на вырубки. Кричит Зотов таким голосом, аж сердце оборвалось. Вроде и не громко, а слышно так, что барабанные перепонки лопаются.

- Девчата, война!

Побросали девушки инструмент и бегом к избушке.

- К Зотову с расспросами, а он столько же знал, сколько мы.

…Покатилось тяжело и медленно военное время.

Валили лес, катали валенки. Норма была одна пара в день.

- Кто научил?

- Василий Денисов. Откуда Василий Алексеевич приехал, не интересовались, старый дядька. Нас человек сорок девчат. Целая артель. Вкалывали, как мужики – сил не жалели, некого ждать, чтобы тяжесть передвинул, что-то поднес, поднял. Сами хватались, поднимали, надрывались, а что делать-то? Жилы рвали.

А ходили пехом в Коряковку. Коряковкой называли старую Бобровку, по имени первых поселенцев, которые приехали в эти места и основали здесь деревню. Среди первопроходцев были Лубягины. Это мужнина фамилия, которую Аня Попова будет носить 27 лет женой, а потом долгие годы и по сей день – вдовой фронтовика. Федя Лубягин – смельчак и герой, умер от ран, недолго пожил, возвратившись с фронта.

Раньше, по молодости, Анна Ильинична о военных годах старалась не вспоминать. Жизнь, полная любви и надежд, тогда затмила страшное. Муж возвратился с фронта – этим все сказано.

А сейчас какие-то мгновения тех военных лет будто под лупой. У её матери Анастасии было четверо детей: Иван, Федор, Ваня и она, Аннушка. Парни вместе с батей пошли на фронт.

- Братья все погибли, шибко жалко было особенно самого младшего. А отец месяца два после возвращения с фронта прожил. Царство им небесное, - кивает головой моя собеседница.

 

Бабья доля

…Жарко. Сидим на самом солнцепеке, неподалеку – горка поленьев.

- Даже чтобы эти дрова заготовить, немало потов сошло, а представь, сколько нам надо было тогда, в войну.

Девчата научились и зимой лесины валить. «Снег нас не держал, - говорит Анна Ильинична. – К сосне прежде чем подойти, откапывали площадку, убирали двухметровые сугробы. Страшно вспоминать… Мы не бегали по деревне, не собирали шишки. Работали тяжело", - делает акцент Анна Ильинична.

- Что еще вспомнишь? – вслух размышляет Анна Ильинична. – Тогда особо на себя внимание не обращали. Надо – значит надо.

Как-то заметили, что быстро ветшает застиранная одежонка. Зотов пообещал:

- Завтра пойду к директору, попрошу, чтобы велел материи выделить на платья за ударный труд.

А вообще-то, ходили как парни. Выдавались стеганые ватные брюки, телогрейки. А дома мама вязала варежки, женщины шили рукавицы. Все отправлялось на фронт.

- Запомнилось, как поступил приказ: «Собирайтесь!»

Мы-то думали на запад, а повезли нас в вагонах на восток. Там мы окопы копали три месяца – с мая по август. Потом обратно привезли. Погода тогда вот такая же стояла: золотая осень, - вздыхает моя собеседница.

Попрощались, Анна Ильинична прикрыла рукой глаза от солнца, сказала для приличия: «Приезжайте еще, а я пойду». И пошла к старенькому домику в бурьяне. Видно, некому его выполоть.

Все для фронта, все для победы

В годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов в тылу леспромхоз, выполняя специальный заказ фронта, заготовлял дрова для военных госпиталей. Изготовляли оружейную болванку, для тракторов – газочурку, снабжая и соседние колхозы.

Промартель «Восход»: катали валенки, вязали рукавицы, носки. Выращивали овощи для госпиталей (из воспоминаний Глотовой Евгении Владимировны). Было отправлено 100 лошадей, также сани, телеги, хомуты, седла, брички. А жители отдавали все, что могло пригодиться для солдат: полушубки, шапки, фуфайки, носки, варежки, кисеты. Кожи отправляли на кожевенный завод.

Каждую неделю уходили обозы с вещами на сборный пункт в село Чесноковку.

На всех участках работали женщины да подростки. Николай Иванович Давыдов говорил: «Женщины жали пшеницу, связывали в снопы, а мы, парни, скирдовали под присмотром «старшего».

Мария Антонова руководила женской бригадой по заготовке леса. По пояс в снегу женщины валили деревья, распиливали их. А летом комары да мошки донимали, спасал только деготь (мазались им).

В школе работали тоже женщины. Мужчины во главе с директором Михаилом Халатовым воевали. А первый выпуск десятиклассников 1941 года (4 юноши и 2 девушки) ушел на фронт. Руководила школой Нина Миневич. Чтобы как-то помочь детям выжить, в школе организовали подсобное хозяйство для горячего питания. Учителя и ученики сами работали на хозяйстве.

Дети собирали лекарственные травы, отправляли на фронт. А некоторые старшеклассники отдавали свою кровь для раненых в госпиталях.

Ушли на фронт 800 человек. Погибли 476 человек. Спасибо за Победу!

Справка «АП»
В Бобровском сельсовете (это поселки Лесной, Сосновка и село Бобровка) – 97 тружеников тыла, из них 84 женщины.

Новости