История жизни знаменитого алтайского фотографа Альфреда Позднякова

07:03, 21 сентября 2021г, Общество 436


Знаменитому алтайскому фотографу Альфреду Позднякову исполнилось 85 лет. Публикуем его заметки-воспоминания.

Детство

Любовь к фотографии  у меня с раннего детства. Когда я учился в четвертом классе, мне мама купила фотоаппарат марки «Комсомолец», которым одновременно можно было делать 12 кадров форматом 6 х 6 сантиметров. Позитив получался только контактным способом. Увеличителя у меня еще не было.

Трудно сейчас представить, до чего только мы, дети, не додумывались. От безысходности нам приходилось использовать подручные средства, проявляли пленки и печатали фотографии в подполье среди хранящихся продуктов, а вентиляционное отверстие, от которого падал тусклый свет, закрывали красным стеклом.

Учась в школе, а затем в сельхозтехникуме, я занимался фотографией. Одно время даже посещал фотокружок. Продолжил и в армии, снимая сослуживцев. Фотоаппарат,  узкопленочную камеру «Смена», прислала мне в часть опять-таки мама. Почему она поддерживала мои фотографические начинания, я понял гораздо позже, когда обнаружил в семейном альбоме фотографию, где она со своей старшей сестрой занимаются в фотостудии.

С фотоаппаратом я практически не расставался никогда. Около десяти лет проработал заведующим фотолабораторией Алтайского краеведческого музея. В темном помещении, с горящим красным фонарем. Ежедневное однообразие работы с химией, в темном помещении с недостатком кислорода, конечно, утомляло. Но у меня была творческая отдушина – встречи и знакомства с интересными людьми. Обоюдный интерес позволил совершать совместные экспедиции по различным регионам необъятной нашей Родины. Неизгладимый след остался от знакомства, а потом и дружбы с Борисом Кадиковым, директором Бийского краеведческого музея имени Виталия Бианки. Тридцать с лишним лет мы провели в совместных экспедициях по Горному Алтаю. Результатами стали многочисленные фильмы и фотографии, публикуемые в различных изданиях. Предложил издавать газету под названием «Алтай туристский». Иллюстрированная фотографиями, она выходила в течение ряда лет.

У меня был друг  Гена Красников, он  много лет работал в туризме, затем лесничим в заповеднике. Мы с ним много ходили по прителецкой тайге. Однажды мы оказались на водораздельном Абаканском хребте. Отдыхая на одной из его вершин, с высоты трех тысяч метров увидели удивительную панораму. Опытные люди знают, какого размера и объема должен быть рюкзак. А ведь приходится с ним преодолевать подъемы и спуски по пересеченной местности, натыкаться на звериные тропы, плюс непогода и пр. Мой рюкзак всегда переполнен: помимо необходимого комплекта вещей и продуктов в нем большое количество «железяк». Я так называю кино– и фотоаппаратуру. И вот, глядя на меня с большим сожалением, Гена спросил: «Зачем ты эти тяжести таскаешь?» Пришлось отвечать как есть: «Без этих «железяк» я вообще никуда не пойду и не поеду. Какой смысл болтаться вхолостую, бить ноги, порой рискуя жизнью? Надо запечатлеть и поделиться увиденным и пережитым». Но каждому свое!

В одном из застолий в большой компании друзей-туристов мой друг Володя М. встал и произнес следующий тост: «Я предлагаю выпить за любовниц Альфреда!» Компания от любопытства затихла. Володя выдержал небольшую паузу и продолжил: «Первая любовница – это фотография, а вторая – Алтай».

О Сергее Борисове

Однажды я долго всматривался в заинтересовавшее меня лицо на старинном снимке и ко мне вдруг неожиданно пришла мысль: «А сможет ли эта фотография заговорить?» Поворачиваю ее и на обратной стороне читаю: «С. Борисов. 1890 год». Это был легендарный фотограф. Его фотопейзажи, выполненные на Алтае,  вошли в знаменитую серию фотооткрыток, выпущенных в начале века в Стокгольме.

Прошло время, и многие фотографии в моей коллекции заговорили… Я узнал судьбы людей, запечатленных на сохранившихся снимках, затем решил поделиться своими впечатлениями с читателями через газету «Алтайская правда». Начал по крупицам собирать информацию о Сергее Борисове. Поиск затянулся на годы.

Приходит однажды мой друг детства Борис Калинин и говорит: «Радуйся! Рядом с моими родственниками на улице Анатолия, 52, живет Елизавета Петровна Радыгина, подруга дочери Борисова». Радости не было предела. При встрече Елизавета Петровна сказала, что Борисов – артист номер один. «Как артист?» – «Да, вначале артист, а затем фотограф». Какая же из профессий в его биографии преобладала? Как выяснилось позже, они были на равных. Елизавета Петровна дала телефон дочери Борисова.

Звоню в Новосибирск. Татьяна Сергеевна была рада. Покупаю розу, прячу ее под пальто, чтобы не замерзла, пока я преодолеваю пятичасовую зимнюю дорогу. Наша беседа затянулась до позднего вечера. Некоторые данные об отце удалось записать со слов Татьяны Сергеевны, некоторые факты она сама не знала, так как детям не все полагалось знать из биографии родителей. Таково было воспитание. Когда в доме появлялись посторонние люди, дети не должны были присутствовать при их разговоре. Татьяна Сергеевна извинилась и сказала, что даже не знает дату рождения отца. Каким образом он оказался в Барнауле, она также не знала. Но мне кажется, что я сам нашел ответ на этот вопрос.

Задолго до этой встречи я в музее обнаружил старинную газету, где был напечатан анонс, что в Барнаул приезжает на гастроли театр оперетты баронессы Розен. А Сергей Иванович работал в этом театре заправщиком ламп, потом и сам стал актером этого театра, так как обладал приятным тенором. Видимо, тогда и произошло первое знакомство с нашим городом. Барнаул,  уютный, культурный, красивый, небольшой город с богатой историей, не мог не заинтересовать талантливого человека. Обосновавшись в Барнауле, он активно включился в культурную жизнь города: работал в театре, в котором был режиссером, актером и музыкантом; играл на скрипке; занимался просветительской деятельностью; создал лучшее фотоателье в городе с оформлением будуара, привезенного из Парижа. В Париже на выставке, которую он посетил, приобрел справочник по изготовлению фотобумаги, а по возвращении построил фабрику и печатал снимки на собственноручно изготовленной бумаге. Если я не ошибаюсь, это была вторая в России фабрика по изготовлению фотобумаги.

При расставании Татьяна Сергеевна подарила мне три фотографии Сергея Ивановича в разные годы его жизни. А на хранение в музей она передала некоторые вещи. Самыми интересными экспонатами были афиши театральных спектаклей, выполненные на шелке.

Позднее я опубликовал биографию Сергея Ивановича.

Остановить мгновения

Встречи с интересными людьми оставляют неизгладимый след. Мое знакомство с профессором Томского университета, доктором географических наук Алексеем Михайловичем Малолетко привело к тому, что он стал приглашать меня в совместные экспедиции по Алтаю, я побывал в незабываемой экспедиции в Заполярье, на плато Путорана. В этих походах выполнял роль фотографа и кинооператора.

Однажды получил от Алексея Михайловича письмо с просьбой приехать к нему в Томск на кафедру поработать со случайно обнаруженными негативами Василия Васильевича Сапожникова, известного исследователя-фотографа Алтая. Мне предоставили условия, и я контактным способом печати получил фотокопии около двухсот фотографий. Сорок лет они не были востребованы, но в итоге в Барнауле вышла в свет фотокнига под названием «Первый альпинист», посвященная этому герою науки.

Фотография у одних людей пробуждает глубокие чувства, а некоторые к ней абсолютно равнодушны. Разговариваю в одной семье о сохранности семейных снимков и получаю ответ: «А мы их сожгли. Зачем они нам?..» А вот другой пример, который тронул меня до глубины души. Подходит ко мне Женя Гущин, наш алтайский писатель, и спрашивает: «Альфред, я давно за тобой слежу, вижу, как ты раскрываешься через свои снимки. Я ими восхищаюсь, и мне пришла идея по твоим снимкам писать рассказы. Если ты не возражаешь, у меня есть уже заготовки». Как тут можно отказать!

Рассказы на основе фотографий выходили в литературно-художественном и общественно-политическом журнале «Алтай», издаваемом с 1947 года Алтайским книжным издательством. Обложки журнала оформлялись художниками. С 1991 года по Жениной инициативе обложки стали выходить с моими цветными фотографиями.

Могу смело подытожить: фотография – моя судьба. Мечтаю, чтобы в Барнауле появился музей фотографии.

И так хочется верить, что моя мечта когда-нибудь осуществится.

Новости