Пандемия сыграла на руку: на алтайском комбинате произошел всплеск заказов

18:00, 02 июля 2020г, Экономика 1651


БМК «Меланжист Алтая» планирует увеличить объемы производства ткани в два раза, но пока мечты отодвинула пандемия.

Барнаульский меланжевый комбинат – один из старейших на Алтае. Всем известно, что основной его профиль – обеспечение спецтканью предприятий, производящих обмундирование для Министерства обороны. Даже солдаты из кино и сериалов на военную тематику одеты в костюмы из ткани «Меланжиста Алтая». Постельное белье в казармах, попадающее в кадр, тоже изготовлено на алтайском предприятии.

Рассказал о том, как в условиях ограничительных мер, связанных с коронавирусом, работает БМК «Меланжист Алтая», Марат Лепшоков, генеральный директор компании.

– Марат Владимирович, вы руководите предприятием не так давно. В каком состоянии оно вам досталось?

– Я пришел на БМК «Меланжист Алтая» в 2017 году. Состояние предприятия не отличалось от сегодняшнего. Оно уже входило тогда в состав «БТК Холдинг». В цехах монтировалось новое прядильное оборудование, на него потратили около 80 млн руб. Благодаря техническому перевооружению цеха мы перерабатываем в год 2,5 тыс. т хлопка и 550 т лавсана.

– Откуда вы получаете сырье для производства тканей?

– Из Азии привозим хлопок, из Китая – лавсан, по-другому его называют полиэфирным волокном.

– Упали ли объемы производства, когда закрылись границы с Китаем?

– На нас это не отразилось, потому что всегда запасаемся сырьем впрок. Поставки не прекращались в период ограничительных мер, только растянулись на более долгий срок.

– В советский период предприятие работало на оборонку, а сейчас профиль изменился?

– 50 процентов заказов – это оборонка. Выпускаем ткани для полевого костюма, офицерского состава, изготавливаем бязь для постельного белья в воинские части.

– В чем специфика тканей? Они, наверное, самые прочные из всех производимых в России?

– За всю Россию поручиться не могу. А что касается нас, то мы выпускаем так называемые тяжелые ткани для спецодежды. Они обработаны специальными отделками и в зависимости от артикула могут быть масло- и водоотталкивающими. Спецодежда – важное условие соблюдения охраны труда. И костюмы из нашей ткани востребованы у газовиков, нефтяников, строителей. Сейчас пытаемся наладить производство ткани с антимоскитной отделкой. Ткань обрабатывается специальным веществом, которое отпугивает насекомых. По статистическим данным, смертность от малярии одна из самых высоких в мире.

– В вашей отрасли сильная конкуренция?

– Все борются за гигантов в нефтегазовых отраслях,  поставки крупным предприятиям. Кое-что достается точечно, по Сибири. Работаем с крупными металлургическими предприятиями. Среди конкурентов компании, которые вбелую закупают готовую ткань в Китае и продают ее здесь, не скрывая, что она произведена за границей. В общем, конкуренция сильна, наши только 4 процента рынка.

Кстати, пандемия в этом смысле нам сыграла на руку. Когда закрылись границы с Китаем, у нас произошел всплеск заказов на продукцию.

– У вас большое число работников, 1000 человек, конечно, не как в советские годы – под 8–12 тысяч человек, но все-таки. Как вам при таком количестве работников удается сохранить рентабельность?

– Когда я пришел на предприятие, комбинат работал в три смены, отапливать громадные помещения затратно. Решили ввести четвертую смену, чтобы увеличить объемы и, следовательно, снизить себестоимость и отпускную цену готовой продукции. Произошло увеличение продаж.

– Предприятие участвовало в программе по повышению производительности труда. Как это помогло сократить расходы?

– В наш холдинг входит швейное производство, оно расположено на одной площадке с нами. Там занято 500 человек. Мы скооперировались и какие-то функции подхватили друг у друга, за счет этого удалось оптимизировать некоторые процессы.

– Есть ли проблемы с кадрами, с омоложением коллектива?

– Молодежь боится к нам идти. Прядение – самый сложный участок, там люди с большим опытом работы. Стараемся привлечь молодежь, компенсируем плату за обеды и проезд, пока молодые люди проходят у нас шестимесячное обучение. Наши специалисты, те, кто хорошо работает, получают по 35 тысяч рублей, но молодежи нужно все и сразу, некогда ждать, когда научится.

Узкие специалисты – дефицит, поэтому растим их у себя. У нас есть дессинатор – текстильный дизайнер – Вера Карпова. Она делает сложнейшие расчеты по заправке ткацких станков на нашем комбинате. В наших институтах этому не обучают. Это очень тонкая профессия. Мы такие кадры бережем.

– У предприятия большие планы на перспективу?

– Нужно закупить отделочное оборудование. За 20–30 лет технологии хорошо скаканули, на новом оборудовании будем глубже прокрашивать ткань, улучшать характеристики истираемости. Сейчас делаем 8 миллионов метров ткани. Купим новое оборудование, будем производить 12–16 млн м. Планируем под него новый корпус с современной инфраструктурой. Это будет отделочная фабрика со складскими помещениями. Проект очень большой и важный, требует детальной проработки и обдумывания.

Фото автора

Новости