Тут земля моя!

00:00, 29 июня 2012г, Общество 2211


С Натальей Даниловной Кадничанской, старожилкой п. Васильевка Хабарского района, удалось наконец обстоятельно побалакать в Камне-на-Оби. В это время она гостила у дочери Татьяны. Который год та зовет ее сюда на постоянное жительство. В огромном доме-особняке самые комфортные условия. Светло, тепло, уютно, современная мебель и бытовая техника. Но, как всегда, пожив в городе месяц-два, мать каже (говорит):

- Тут усэ е! Но мэнэ ждэ моя хата, моя Васильевка.

Зовет к себе жить и другая дочь – Галина, как, впрочем, и остальные дети. Уже и шмотки увозили в Хабары, и дрова… И к правнучке Снежанке прикипела. Но по ночам почему-то видится родная Васильевка.

- Ни, поiду до дому, - вновь заявляет мать.

- Шо там забула?

- Як шо? Зэмля! Ще – хата!

- Та зэмля одынакова везде, - пыталась возразить Галина. – А в Васильевке она еще солонее, чем где-либо.

- Тим дороже! Уси дiтки (три дочери и три сына) родэлысь в Данном (первое название Васильевки). Тут делали они первые шаги и отсюда пошли в жизнь. Цэ нэ забуваеца! Жили бедно и голодно, но дружно и весело. Помогали друг другу. Часто спивали (пели украинские песни).

И с высоты восьмидесятидвухлетнего возраста она продолжает:

- Пиду я во двор, нахилюсь на ворота и дывлюсь: «Ось поихали вже коров доить. А это в магазин шось повэзлы. А чий це кобелёк, мобудь, Боканёв?..» Дуже хорошо дома!

По весне позвонили моей жене из Плотавы Баевского района. Она родом из тех мест. Естественно, обсуждались деревенские новости. Главная, как я понял, - это возвращение в село трех немецких семей. Дескать, уже и билеты куплены… Мировой кризис сильно сотрясает Европу. Это здорово ударило и по Германии. Зажимают гайки, ухудшается жизнь. Вспомнили русские иммигранты благодатную сибирскую землю и плотавский бор, который не пропускает в себя никакие кризисы.

Нина П. не поехала с сестрами в Германию. Тогда еще муж, «проклятущий матершинник», был живой. После его смерти вдову стали звать настойчивее. Но куда поедешь? Тут сыновья поженились, пошли детки.

- А у старшего, - поясняет Нина, - есть сын – ну копия дед! И такой же он рыжий, и такой же лопоухий!.. Я не могу их не любить! Это смысл всей моей жизни! Это мое человеческое счастье!

Слушал я рассуждения Натальи Даниловны о родной земле и вспомнил рассказ одной моей родственницы. Ее сын Сашок женился на немке, родичи которой в свое время тоже ринулись в Германию. Одна их тетя в отличие от молодых хорошо знала родной язык. Ей не надо было привыкать и переучиваться. Прекрасная квартира, социальная защита, пенсия – все устраивало. Медицина и лечение, известное дело, находятся там на высоком уровне. Всем хорошо в Германии, но постоянно снились ей алтайское трудное детство, дом, семья и ромашковое поле…

«Задурила» старушка: «Хочу домой!» Пытались узнать, чего ей не хватает. Заботливые родственники могли оказать любую помощь. Но совсем замкнулась тетка и стала твердить лишь одно: «Хочу назад, мне надо домой!»

Старались отвлечь бабку, развеселить, хотели отправить в круиз. Да где там! Все было бесполезным. Плюнули и купили билет в Россию. Позвонили в Камень-на-Оби, чтобы встретили.

Примчался мой племяш в Толмачево, аэропорт в Новосибирске.

Выходит тетя из самолета, делает несколько шагов и вдруг падает со слезами на землю. Не слышно было, что она бормотала и на каком языке. Только видно, как обнимала землю. Гладила одновременно обеими руками, щупала ее, нежно трогала пальцами и ласкала ладонями… Впервые Сашка видел, как можно любить и в буквальном смысле целовать свою землю!

Иван КАДНИЧАНСКИЙ, краевед. г. Камень-на-Оби.

Новости