Остановить и обезвредить

00:00, 07 сентября 2012г, Общество 1936


«Алтайская правда» продолжает исследование проблемы незаконных порубов. С воровством древесины на территории Государственного лесного фонда надо бороться сообща. Об этом заявлено в интервью лесничих Боровлянского, Озерского лесничеств. «Перекрыть кислород «черным лесорубам» - не требующее комментариев интервью начальника отдела Федерального государственного надзора управления лесами края.
Что происходит в борах? Посмотрим.

Орудовали в заказнике

Квартал 210 Озерского участкового лесничества в километре от села Озерки. Продвигаемся от наезженных дорог, которых здесь, увы, немало, дальше в бор. Сосны здесь мощные, и как-то приятно от ощущения, что ты находишься в настоящем лесу. «Территория Кислухинского заказника, - говорит Андрей Пригаев, - вот это место».

Безрадостная картина разорения.

Свежие опилки вокруг пней, поваленные деревья.

- Это только их верхушки, браконьеры отпилили часть хлыста до первого сучка, то есть деловую древесину, а остальное побросали. Почерк узнаваемый: действуют так обычно воруя лес.

Нетрудно представить, какие мощные сосны подверглись незаконному порубу. По пням можно определить?

- Конечно! Этой сосне, например, было 120 лет, - говорит специалист лесничества Александр Муртазин.

Прошу Александра Ахметовича рассказать, как он узнал об этом происшествии. Он немногословен:

- Мне позвонил утром помощник участкового, по его голосу я понял: беда.

Видно, что лесовод переживает: погублены лучшие деревья, несколько десятков отборных сосен. А если точнее - 56 штук. Общий ущерб – более 2,6 миллиона рублей.

А если сделать оценку ущерба, причиненного природе? Его вряд ли подсчитаешь. Под корень подрезают такие происшествия всю веру нормального человека в то, что мы можем сберечь хотя бы законом охраняемые уголки. Ведь заказник – это и есть та самая особо охраняемая природная территория. Колючей проволокой под током такие участки, конечно, не огородить. С бензопилой лезут, надеясь на безнаказанность.

Лесничий Андрей Пригаев считает, что незаконная вырубка деревьев может привести к тому, что вместо бора останутся пни. И это не преувеличение. Отношение к лесу потребительское, и мы своими глазами видим, что происходит в царственном бору.

- Разговариваешь с людьми, слышишь в ответ: «Ну и что? Нарастет еще миллион кубометров», - говорит Андрей Анатольевич.

Для него такие рассуждения - дикость. Только кажется, что лес сам собой растет. Нужно несколько лет потрудиться, чтобы саженцы в питомнике получить, потом посадить их на лесном участке, ухаживать 5-10 лет, а потом охранять на протяжении ста лет, чтобы дерево не сгорело.

Мы говорим о том, как тяжко лес достается и природе.

О пилорамах

Леса Озерского лесничества принадлежат Гослесфонду РФ. Простираются на территориях четырех административных районов. Самые большие площади находятся в Тальменском и Первомайском районах. Здесь насчитывается порядка 80 пилорам. Как считает Андрей Пригаев, это просто огромное количество. Для потребности села достаточно 1-2 пилорамы, чтобы закрыть нужды населения. Кому-то нужен пиломатериал на строительство, загородить штакетником усадьбу и так далее.

- Например, на 20 населенных пунктов максимум должно быть два десятка пилорам, а у нас их 80. Получается, что остальные работают на себя, - говорит Андрей Пригаев.

На сегодня сама система не может противодействовать владельцам пилорам. По закону каждый гражданин РФ имеет возможность приобрести земельный участок, станок и использовать его по назначению, то есть для распиловки. Предприимчивые жители тем и занимаются. Понятно, не пойман – не вор.

Зайти на территорию для корреспондентов «АП» оказалось невозможным. Глухие заборы выше человеческого роста, цепные псы. Поговорить с владельцами пилорам, откуда они берут сырье и что производят, нам не удалось. Меня это очень обеспокоило, ведь на любое лесное предприятие журналистам «АП» вход не воспрещен. Черепа с костями ни на одной двери ООО не замечалось. Что за чудо-юдо такое эти пилорамы?

Лесничий Андрей Пригаев неоднократно пытался побеседовать с пилорамщиками. На порог не пустили. Приходилось нарушать закон - перелезать через забор. Мы через забор не полезли в целях собственной безопасности.

Что делать?

Андрей Пригаев заинтересован в борьбе с незаконными рубками. Он двумя руками за то, чтобы в рамках закона сделать тотальные проверки по пилорамам и разбить тот глухой забор, за которым процветает нелегальная лесопилка (понятно, что не все они «черные»).

Мы бы хотели сделать так, чтобы представители правоохранительных органов, прокуратуры, экологии, Госпожнадзора, электрики, налоговая инспекция проверили владельцев пилорам. В 2010 году после подобной тотальной проверки у нас резко упали объемы незаконных рубок. Вновь начинается рост. Будут нарушения – пусть отвечают.

- Что может помочь?

- Только жесткий подход, дозволенный в рамках закона, - говорит Андрей Пригаев.

Итак, после упомянутого марш-броска «черные лесорубы» ушли в тень и стали орудовать в Боровлянском лесничестве и лесах рубцовской зоны.

И вот вновь лезут во все щели.

Среди закоренелых «черных лесорубов» есть прошедшие свой путь с азов. В лесном хозяйстве профессионал нарабатывает опыт проходя до вершин дела, начиная с рабочей должности на пожарно-химической станции, лесником, мастером и до директора. И у «черных лесорубов» получается – начинал с того, что спиленное дерево перевозил на мотоцикле с люлькой. Грузили по одному-два хлыста и так зарабатывали. Потом приобретали «уазики», там можно было положить десять берез. Потом переходили на более серьезные автомобили – «ГАЗ-66», «ЗИЛы», выдумывали ручные лебедки. Сегодня уровень более высокий. В арсенале «черных лесорубов» - «КамАЗы», «Уралы», оборудованные автопогрузчиками. Уже не нужны помощники, один или вдвоем могут дров нарубить.

Выехали - и спиленную ночью древесину за полчаса могут погрузить сразу 10 кубометров и вывезти.

Проверять и наказывать. Встать всем на защиту леса. Проявить заинтересованность, но пока ее нет. Почему-то все делается как-то стыдливо. Например, так хотелось рассказать о том самом помощнике участкового, как он разговаривает с людьми, что сердце у парня болит за лес, а не получилось. Позвонил своему начальству, там сказали, что всю информацию «Алтайская правда» должна получить только из пресс-службы. Так мы же здесь, в лесу, разговариваем, своими глазами все видим.

Андрей Пригаев никак не прокомментировал эту ситуацию. Он борется, как и его коллеги, за то, чтобы закон встал на сторону леса. Ему угрожали, сожгли дачу.

Андрей Пригаев до Озерского служил в Тополинском лесничестве, и там звучало слово «экстремальный». Очень высокие летние температуры, до 50 градусов, постоянная угроза лесных пожаров. И здесь все остается в силе.

Считаю, что открыто говорить об этом надо. Да что говорить – кричать. А он как считает?

- Живу надеждой, - говорит Андрей Анатольевич. И мы ждем: закон нужно менять и всем менять свое отношение к лесу.

Тальменский район.

Факты
На 29 августа 2012 года в Озерском лесничестве совершена 81 браконьерская рубка деревьев.
Объем незаконно выруб-ленной древесины - 1557 кубометров. Ущерб, причиненный государству, - более 19 миллионов рублей .
Осуждены в 2012 году четыре «черных лесоруба»: Трегубов, Капустин, Малютин, Поротников.
По факту незаконной рубки в 210 квартале лесничества возбуждено уголовное дело. Ведется следствие.

*   *   *

Предложения Андрея Пригаева остаются в силе

«Нереален тотальный контроль за каждой пилорамой, чтобы доказать, откуда принимается в работу древесина. Необходимо, чтобы юридически разрешалась установка пилорам. Сегодня в действующем законе это не оговорено. Купил станок для хозяйственных нужд, поставил в огороде, и даже участковому проблематично зайти на территорию: частное подворье.

Все знают, например, что в том-то дворе находится древесина. Приходим и – тупик. Нужны веские причины для того, чтобы начать разбираться».

«Что получается? Жулика поймали на месте преступления, возбудили уголовное дело. Суд вынес приговор с условным сроком. А дальше этот незаконопослушный гражданин идет с бензопилой и вновь пилит деревья. 90 процентов из условно осужденных «черных лесорубов» возвращаются к своему бизнесу».

«При рассмотрении уголовного дела появляется малоимущий гражданин, у которого за спиной ничего нет. Он-то и берет на себя вину за совершение данного преступления».

 

(Из интервью Андрея Пригаева «АП» за 25 февраля 2012 года.)

Новости