Космонавту Лазареву Алтай подарил жизнь во второй раз

09:30, 29 сентября 2017г, Общество 2430



Фото Евгений НАЛИМОВ

29 сентября 1973 года успешно завершился первый полет уроженца Кытмановского района космонавта Василия Лазарева. Он был удостоен звания Героя Советского Союза, однако славы другого нашего звездного земляка Германа Титова не достиг. Мужество и героизм Василия Григорьевича долгие годы замалчивались, что, конечно, огорчает кытмановцев. Его именем названа одна только улочка в Порошино, родном селе космонавта.

«Самочувствие хорошее»

Молчание связано со вторым полетом Василия Григорьевича весной 1975 года. Официальные источники корректно называют его суборбитальным. Из-за неполадок ракеты-носителя «Союз 18А» продлился он всего 21 минуту. Корабль не дотянул до орбиты, командир Василий Лазарев и бортинженер Олег Макаров фактически падали с высоты 193 километра по траектории выпущенного снаряда. Спускаемый аппарат сел в Горном Алтае, в районе горы с веселым названием Теремок-3 на берегу реки Убы. Очнувшись, космонавты стали жечь полетную документацию. Без связи с ЦУПом они не могли сверить координаты и решили, что попали на территорию иностранного государства.

Экипаж выжил. Космонавту Лазареву Алтай подарил жизнь во второй раз. В своей книге «Взлетная полоса» он пишет, что, пока падали, испытали заодно и аварийно-спасательную систему приземления. За суборбитальный полет по «сокращенной» программе героя-земляка наградили орденом Ленина. В космос он больше не летал, хотя в 1980 году дублировал командира корабля «Союз Т-3». Из отряда космонавтов Лазарева отчислили в 1985-м – из-за проблем со здоровьем, умер он в возрасте 62 лет.

Сведения о падении аппарата были засекреченными много лет. Да что там, само сообщение о неудачном старте появилось в СМИ лишь спустя месяц, 8 мая. Они уклончиво написали об отклонении траектории ракеты-носителя от заданных параметров, из-за которого автоматика прекратила полет. Финал же заметки был даже бравурным: «Спускаемый аппарат совершил мягкую посадку юго-западнее города Горно-Алтайска. Поисково-спасательная служба обеспечила доставку космонавтов на космодром. Самочувствие товарищей В.Г. Лазарева и О.Г. Макарова хорошее».

Минувшим летом в пятый раз в Кытмановском районе прошли Лазаревские дни с велопробегом, спортивными турнирами и творческим фестивалем. Но земляки героя надеются, что проект вскоре обретет статус краевого и Василий Лазарев станет такой же алтайской знаменитостью, как и Герман Титов.

Перегрузка – 26 g

Не сохранился в Порошино дом, где родился космонавт. Зато односельчане поделились воспоминаниями о единственном визите в родное село Лазарева с женой Луизой Ивановной в августе 1974 года.

Лидия Самородова, тогда семиклассница, а нынче учительница русского языка и литературы Порошинской средней школы, запомнила, какой восторженной была встреча с Василием Григорьевичем на главной площади села, куда пришли и стар и млад. Открытый, добродушный и совсем не звездный – таким увидели его порошинцы.

Галина Чупина, повар колхозной столовой, готовила праздничный обед для гостя. Август 74-го выдался жарким, и правление колхоза решило кормить его в лесу. В живописном Широком логу сделали деревянные столы и скамейки, доставили газовые плиты. Василия Григорьевича накормили тогда и отменной ухой, приготовленной на костре. Во время обеда он рассказывал про своего соседа по площадке Юрия Гагарина.

Лидия Иванова жила по соседству с Лазаревыми. Она рассказала, что к 70-м их дом был уже разрушен. Потому-то на фото в книге «Взлетная полоса» с подписью «У родного дома» он стоит не у своего, а у соседнего.

Тамара Анисенко, в 1974-м учившаяся в пятом классе, гордится тем, что на общешкольном фото с Лазаревым она стоит рядом.

Родом из Порошино и заведующая отделом музейной работы Кытмановской библиотеки Мария Николаенко. Она горит идеей популяризации Лазаревских дней на Алтае и придания проекту статуса краевого. В именной экспозиции космонавта, размещенной в музейном зале боевой славы рядом со стендами фронтовиков, раритетов пока не много. Фото, сделанные в 1974-м фотографом Борисом Брязгиным, книга «Взлетная полоса» с автографом автора, воспоминания сельчан, сведения, переданные сыном Александром Васильевичем, тоже, кстати, военным летчиком.

Этой экспозиции изначально повезло меньше, чем мемориальному музею Г.С. Титова в Полковниково. Следов семьи Лазаревых в Порошино почти не осталось – она переехала на Урал, когда Василий был ребенком. Потому-то каждый найденный артефакт в Кытманово считают невероятной удачей, как и то, что их земляк умудрился выжить на перегрузках в 26 g, при которых у человека «выключаются» сердце и сознание.

Врач-лётчик

Во время войны подросток часто пропускал уроки – вынужденно. Отчим воевал, мать, уходя на работу, оставляла младшую дочь на старшего сына. Наверстывать упущенное помогал одноклассник Толя Павлов. Вместе они и поехали поступать в военное училище. Лазарев медкомиссию прошел, а его друг – нет. Из чувства товарищества забрал свои документы и Вася. Вместе они пошли в Свердловский мединститут. Будущий космонавт прошел специализацию военврача. Мечта о небе не отпускала, и в 1952 году 24-летний перспективный доктор подает документы в Чугуевское (Харьковское) высшее военное авиационное училище летчиков. В штатном расписании НИИ авиационной и космической медицины он значился как врач-летчик. Правда, в отряд космонавтов его зачислили лишь с третьей попытки, зимой 66-го, когда в космосе уже побывал наш земляк Титов.

Причиной первых двух отказов стал… несовершенный рентген-аппарат. Интерпретируя снимок, сделанный во время обследования, врачи увидели какое-то затемнение. Пока разобрались и выявили ошибку – время ушло.

От «Союза-12»

Сын космонавта москвич Александр Лазарев пошел по стопам отца и два его полета оценивает с профессиональной точки зрения.

– Первый полет отца был удачным без оговорок, он всю жизнь шел к нему. Я тогда уже учился в летном училище и понимал что к чему. Мама провожала и встречала его одна, представляю, как волновалась, – рассказывает Лазарев-младший. – После полета папе позвонил генеральный конструктор Мишин, поблагодарил его за работу в космосе, за успешные испытания скафандров и новой парашютной системы приземления. Известно, что судьба предыдущего «Союза-11» была трагичной. Тогда едва не закрыли пилотируемую программу. Дело в том, что первые экипажи летали в обычных летных костюмах. 30 июня 1971 года, когда произошла разгерметизация спускаемого аппарата, погибли все – командир Добровольский, бортинженер Волков, инженер-испытатель Пацаев. Начиная с «Союза-12», на котором летал отец, используются скафандры – они спасают в непредвиденных ситуациях. С этого полета космонавтика начала двигаться дальше. К слову, традиция экипажей смотреть накануне старта фильм «Белое солнце пустыни» тоже пошла от «Союза-12».

– А что ваш папа говорил после второго полета, который считается неудачным?

– Поводов для огорчений он не видел. Экипаж выжил, испытал систему аварийного спасения. Ну не сработала техника – бывает. Значит, не судьба ему было второй раз побывать на станции. Зато отец двигал космонавтику. На мне его гены не работали. Я не стремился в отряд космонавтов – знал, какой это неблагодарный и тяжкий труд. В космос летят единицы, остальные потом всю жизнь переживают о несбывшемся. Я так не хотел.

– В Кытмановском районе ходит версия о том, что Титовы вам родня. Это правда? Ведь между Порошино и Полковниково по прямой – 50 километров.

– Нет, слухи, как и муссируемое в СМИ мнимое родство космонавтов Леонова и Ляхова. Правда в том, что я бы с радостью приехал на Алтай,  несмотря на свои 62 года.

Новости