Найдены останки девяти уроженцев Алтайского края, погибших в Карелии

10:51, 13 ноября 2021г, Общество 1008


Летом прошлого года поисковики нашли в Карелии могилы бойцов и офицеров погибшего в 1944 году батальона. Девять его бойцов были призваны в армию из Алтайского края.

«Мы стоим на высотке у братской могилы, – пишет в «АП» Ирина Богачёва, руководитель самарского поискового отряда имени Анатолия Пронина, – а вокруг все так же, как и 77 лет назад. То же небо, тот же лес. И так же стояли тогда здесь солдаты с комом в горле, прощаясь со своими товарищами. Поклявшись вернуться сюда после войны, надев на мальчишеские бритые головы пилотки, они ушли дальше, на запад…

Простите нас, ребята, за незаслуженные годы забвения. Вскоре после войны упоминание о вас исчезло с карт, потом и списки с вашими фамилиями затерялись где-то среди более «важных» военкоматовских бумаг, заросли со временем место боя и сама могила. А там, в городах, вдоль широких асфальтовых дорог, у братских могил с обелисками и памятниками, шли митинги и парады, звучали артиллерийские залпы и красивые речи. Вам «повезло» меньше – вы погибли вдали от главных дорог.

Много лет ушло у нас на то, чтобы докопаться до правды, понять, что же случилось в том бою, и найти место этого последнего боя и братские могилы солдат и офицеров 3-го батальона».

Последний бой 3-го батальона

Этот батальон по праву считался лучшим в 304-м гвардейском стрелковом полку и вообще в 100-й гвардейской стрелковой дивизии. Командиром его был гвардии капитан Исаак Рагинский. Солдаты называли его между собой батей, а такое право на войне надо было заслужить. Один из уцелевших в бою 8 июля 1944 года бойцов батальона В. Городничий спустя годы вспоминал о своем комбате так:

«Комбата мы боялись, но уважали. За нарушение дисциплины он наказывал нас, заставляя совершить пробежку километров в 20. Мы боялись этого наказания как огня. Он часто говорил при этом: «Я вам дам парла!» Что такое было это «парла», мы не знали, но очень боялись. Зато на фронте любой марш-бросок казался нам ерундой. Комбату мы полностью доверяли. Когда был ночной марш-бросок после боя у Самбатуксы, солдаты были измождены, шли мы по болотам. Один боец с пулеметом упал и был не в силах подняться. Рагинский подошел к нему, поднял, взял у него пулемет и понес сам. Как же мы могли относиться к такому комбату? Он был лучшим, везде и всегда – первый».

8 июля 1944 года Рагинский получил приказ выйти с батальоном в количестве 150 человек  в тыл к финнам, перерезать дорогу и ждать подхода основных сил полка. Этот приказ был выполнен, но, поскольку связь с командованием была нарушена, комбат не знал, что вскоре после их выхода на задание погиб командир полка, а сам полк попал во вражескую засаду и придет на место боя его батальона только через три дня…

Вскоре финны обнаружили батальон Рагинского и стали стягивать к этому месту свои подразделения. Завязался неравный бой. Было отбито несколько атак противника. К вечеру, когда к врагу подошло новое подкрепление, 700 финских солдат и офицеров решились на штурм. В ход пошли ручные гранаты, штаб батальона подвергся обстрелу из «Панцерфаустов» (немецкий ручной противотанковый гранатомет). Комбат получил два ранения, но успел отдать приказ на прорыв остаткам батальона, после чего был убит финским снайпером. Бой закончился около часа ночи. Вырваться из огненного кольца удалось только трети батальона. 82 бойца и 10 офицеров погибли в бою, четверо попали в плен.

11 июля 1944 года к месту, где сражался 3-й батальон, подошли наши войска. Глядя на то, что открылось их глазам, многие солдаты плакали. Позже в протоколе комиссии, возглавляемой патологоанатомом гвардии майором Я. Е. Браулом, будет записано:

«…34 человека были добиты выстрелами, как одиночными, так и автоматными очередями, 1 человек убит раздроблением костей черепа тяжелым тупым орудием. 6 человек добиты выстрелами с одновременным раздроблением черепа тяжелым тупым орудием, 2 человека добиты ударами острого орудия по голове путем снесения части черепа и мозга.

8 трупов уже после смерти были подвергнуты издевательствам: разрез ножом брюшных покровов, размозжение черепа тупым тяжелым орудием, прострел грудной клетки и мозга пулями из автомата».

В поисках могилы

«Солдат и офицеров похоронили там же, на месте боя, – сообщает Ирина Богачёва. – Их могилы на карту нанесены не были, вместо этого было написано, что офицеры похоронены на хуторе Хапоннен (который находится от места боя в семи километрах), а солдаты на берегу озера Котаярви (до него почти два километра). Об этом деле старались не говорить. Гибель батальона во время наступления – событие неприятное для начальства. Поэтому такую могилу и решили сделать глубоко в лесу, чтобы не мозолила глаза дивизионному начальству. А в 1947–1948 годах на месте боя вырубали лес. Обелиски и оградки еще были видны, прошло только три года после войны. Но они помешали… Их убрали, когда пилили лес.

В 70-е годы поисковики из поселка Лоймола Владимир и Татьяна Степура стали искать могилы бойцов и офицеров батальона Рагинского. Но из-за недостатка информации поиски зашли в тупик. И только через много лет, когда открылись наши архивы и архивы Финляндии, появились новые данные. Пять лет назад нам удалось найти в финских документах схему, на которой указана точка выхода в тыл врага 3-го батальона.

Летом 2020 года мы все-таки отыскали место ожесточенного боя. Прямо под елками и в ячейках лежали каски, саперные лопатки, стреляные гильзы, автоматные диски. А еще мы нашли перочинный нож, на котором было вырезано имя и фамилия: «Клименков Михаил». Михаил Клименков, рядовой 8-й роты, был в этом бою и вырвался из окружения. Сейчас Михаилу Павловичу 96 лет, он живет в Самаре. Нож свой он сразу признал.

Теперь не было сомнений в том, что место боя батальона Рагинского найдено. Нужно было искать могилы погибших. 14 июня 2021 года мы нашли первую солдатскую могилу. В ней оказались останки 69 человек. Черепа были пробиты, гвардейские значки сорваны. Единственным, у кого сохранился нагрудный знак «Гвардия», был младший лейтенант Александр Кругляков. Ему вместе с группой из 10 бойцов удалось вырваться из окружения. 11 июля он руководил похоронами своих павших товарищей. Начался минометный обстрел, шальной осколок попал в голову Круглякова, и он мертвым упал прямо в могилу. Там его и похоронили вместе с солдатами. Об этом рассказывали нам ветераны. Вещи, найденные с Александром Кругляковым, мы передали его племяннице.

6 июля мы нашли могилу десяти офицеров. Все они были полностью обобраны финнами – ни погон, ни наград. Лишь патронные подсумки и пряжки от планшетов. При комбате Рагинском были найдены граната и один автоматный патрон. Подняли мы комбата последним, и было это 8 июля 2021 года – спустя ровно 77 лет со дня его гибели.

Останки солдат и офицеров были перезахоронены на братском кладбище в березовой роще у дороги. Очень хотелось бы, чтобы однажды родственники всех их собрались вместе на братской могиле! Пусть этим днем станет 8 июля – день, когда они отдали свои жизни, чтобы мы могли жить».

Отзовитесь

Список солдат, уроженцев Алтайского края, погибших 8 июля 1944 года в Карелии (с комментариями Ирины Богачёвой):

1. Александров Аркадий Васильевич, 1924 г. р., Алтайский край, Бардинский р-н (упразднен), мать – Клавдия Егоровна.

2. Вилисов Василий Иванович, 1924 г. р., Алтайский край, Быстроистокский р-н, с. Акутиха.

3. Голованов Егор Тимофеевич, 1924 г. р., Алтайский край, Змеиногорский р-н, с. Шипуново / Шипуниха (сейчас это Третьяковский р-н).

4. Иляхин Павел Николаевич, 1924 г. р., Алтайский край, Змеиногорский р-н, Колыванстрой.

Удалось выяснить, что его сын Василий Иляхин предположительно проживает в г. Камне-на-Оби, с. Рыбное / пос. Самарский.

5. Зайцев Михаил Васильевич, 1924 г. р., Алтайский край,  Усть-Тальменский р-н, с. Куликово, мать – Зайцева Вера Михайловна.

В селе родственников не нашли.

6. Митрохин Тимофей Миронович, 1924 г. р., Алтайский край, г. Барнаул, ул. Водопроводная, 134. Мать – Наталья Ивановна.

7. Коробко Семён Степанович, 1924 г. р., Алтайский край, Корсунский р-н, Хорошевская МТС.

Сейчас это Карасукский р-н Новосибирской обл. Но на момент призыва был Алтайский край. В Новосибирской области поиски результатов пока не дали.

8. Бовыко Иван Сергеевич, 1924 г. р., Карасукский р-н, Китай-Городский с/с, с. Воронежское, мать – Анна Григорьевна.

Та же ситуация, что с Коробко С. С.

9. Попов Павел Никитович, 1924 г. р., Алтайский край, Ст.-Бардинский р-н, Усть-Ума. Мать – Александра Ивановна. 8 июля 1944 года он попал в плен, и дальнейшая его судьба не установлена.

Если вы нашли в списке имя вашего родственника или человека, о котором вам что-то известно, сообщите на электронную почту bogachewa.ir@yandex.ru или по тел. +7–927–003–9165 (Viber/WhatsApp).

Наша группа в соцсети «ВКонтакте»: Поисковый отряд им. Анатолия Пронина https://vk.com/club173499069.

В следующем году на месте захоронения будет установлен памятник с фотографиями погибших солдат и офицеров. Пока найдено 30 фото из 79.

Новости партнеров
Фоторепортаж
Блоги