Антрекот не лезет в рот: что сейчас творится на рынках Барнаула

16:03, 27 ноября 2021г, Общество 3082



Фото Олег БОГДАНОВ

После введения запрета на убой скота вне специализированных пунктов владельцы ЛПХ и фермеры, у которых появились дополнительные сложности и расходы, начали бить тревогу. По мнению ряда экспертов, нововведения могут повлечь за собой рост цен на мясную продукцию и привести к дефициту «домашнего» мяса на рынке.

Без паники!

За неделю цены на свинину и говядину выросли незначительно – на 20–50 рублей за килограмм, но прилавки на базарах Барнаула уже постепенно пустеют.

«Частенько хожу на Старый базар за мясом и об изменениях уже наслышана», – рассказывает покупательница Нина. – «Хочу сказать, что уже ощутила подорожание. Последний раз брала грудинку за 270 рублей, сейчас она стоит 320. Торговцы говорят, что это еще дешево, всего-то неделя прошла. Хорошо, что пока свежее мясо завозят. Товар в наличии, но прилавки все-таки пустоваты».

С этим согласны и немногочисленные продавцы из мясного отдела.

«Свинина без косточки – 500, с косточкой – 480 рублей. Объемы небольшие», – объясняет торговка.

На вопрос о поставках мясники отвечают неохотно и даже немного злятся.

«Да какой сейчас ассортимент? Смеетесь? Раньше тут по 20 человек торговали, сегодня нас трое. Мало мяса, мало. Люди уже волнуются, а это только начало», – уверена продавщица Наталья. – «Ценник на всю продукцию вырос на 50 рублей, и еще поднимется – не сомневаюсь. А люди у нас небогатые, если мягко выражаться. Расходы растут, цены тоже, в итоге население вообще откажется от качественной еды?»

Женщина рассказала, что мясо на продажу ей привозят из Ребрихинского района. Там нет убойного пункта, а ближайший находится в Павловске. Из-за этого затраты на убой резко выросли.

«Появилось много новых издержек. Теперь нужно привезти животное, заплатить за услугу, забрать и доставить мясо до Барнаула в холодильнике. Затраты немалые, да еще и времени много на это уходит. Зимой-то ладно, а летом я буду торговать протухшим мясом?» – недоумевает она.

На продуктовой ярмарке «Фермерский дворик» похожая ситуация.

«Весь ассортимент свинины на прилавках, с говядиной пока туговато, хотя еще вчера она была. Раскупили за день. К концу недели ждем», – обещает продавец Светлана.

Она подтвердила, что цены на свежее мясо поднялись на 20–30 рублей. Сейчас на ярмарке свиные ребра стоят 350, антрекот – 380, вырезка с шеи – 450 рублей за килограмм. От говядины остались одни ценники, и они еще не обновлялись. Говяжья грудинка и ребра – 350, лопатка – 450, балык – 600 рублей. При этом постоянным клиентам или пенсионерам магазин может сделать небольшую скидку и продать товар по старой цене.

«Мы торгуем мясом из Шипуновского района, там аж четыре бойни. Казалось бы, проблем быть не должно. Но говядины пока нет», – рассуждает Светлана. – «В Интернете писали, что цена якобы подскочила на несколько сотен. Это не так. Люди обеспокоены, все спрашивают о ценах и поставках. Приходится объяснять, что пока ситуация не такая страшная».

Пострадают сёла

Уже неделю крестьяне, чтобы заработать на мясе, вынуждены пользоваться забойными пунктами, которые есть не во всех районах. Исполнительный директор краевого Союза крестьянских (фермерских) хозяйств Александр Вайс считает, что пока рано судить, насколько сильно изменения отразятся на работе фермерских и личных подсобных хозяйств. Но когда необходимые площадки создадут во всех муниципалитетах, возможно, забивать уже будет некого.

«Новые условия неинтересны малому бизнесу и ЛПХ. Есть риск, что частнику станет невыгодно заниматься мясным животноводством и он уйдет с рынка. Сегодня многие сельские жители живут за счет личного подворья. А теперь люди вырежут последний скот и уедут в город. Когда появится бойня, мало кто захочет возвращаться и опять создавать стадо. Хотя власти успокаивают, якобы население поддерживает введенный запрет. Не знаю, откуда такая информация и кто делал срез мнений», – считает Вайс.

По его мнению, происходящее выгодно только крупным компаниям. Большие корпорации лишаются конкуренции и могут диктовать свои условия как по цене, так и по качеству. Раньше ЛПХ удерживали цены, а как будут действовать крупные предприятия – неизвестно.

С позицией Вайса согласен руководитель сельхозпредприятия из Топчихинского района. В его хозяйстве, помимо зарплаты, работники получают бычков. В среднем семья берет двух – четырех телят и закупает корма по льготной цене.

«А в нынешних условиях куда мясо девать, как семейный бюджет увеличивать? Есть районы, где люди выживают исключительно за счет ЛПХ. У нашего предприятия нет лицензии на забой, да и получать ее не с руки: больше хлопот от содержания убойного пункта, чем прибыли», – подчеркивает наш собеседник. – «Заготовитель будет скупать скот за полцены, объясняя, что он понес большие затраты на транспорт. Думаю, властям для начала нужно было организовывать бойни, а потом что-то запрещать».

На убой

На днях в редакцию «Алтайской правды» пришло письмо от жителя Косихинского района Виктора Прокудина. Он обратил внимание на то, что в его населенном пункте действует одна бойня. Да и та не работает с давальческим скотом, а свиней и овец не бьет вовсе. Сельчанин считает, что от нового табу пострадают малый бизнес, ЛПХ и покупатели, потому что все затраты лягут на них.

«Все делается для поддержки крупного бизнеса, эффективного. А нас – большую часть общества – кто поддержит? Если народ покинет село, кто будет кормить страну? Людям необходимо иметь возможность не просто реализовывать свою продукцию, а продавать ее выгодно! В нынешних реалиях это сделать невозможно», – пишет Прокудин от имени односельчан.

Между тем власти и ветеринарная служба Алтайского края неоднократно заявляли, что отменить новые правила уже нельзя. Регион переходит на них одним из последних в Сибири, поэтому разговор о послаблении недопустим. Если край не будет работать по новому регламенту, то уже в следующем году лишится возможности вывозить скот в другие субъекты РФ, а также за границу.

«Перед нами стоит задача не запретить выращивать скот на частных подворьях, а упорядочить и наладить контроль, чтобы не затянуть в регион заразу», – отмечал заместитель председателя Правительства Алтайского края Александр Лукьянов. – «Убой скота на специальных площадках позволяет выполнить все процедуры, предусмотренные ветеринарными требованиями: осмотр животного, проведение комплексной ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и других продуктов убоя, оформление сопроводительных документов».

Власти намерены добиться, чтобы боенские площадки появились во всех районах Алтайского края. Но, учитывая, что на строительство одного пункта потребуется от 2,5 до 15 миллионов рублей, а у чиновников нет механизмов, чтобы заставить бизнес организовывать убойные пункты, возведение может затянуться.

Виктор Томенко, губернатор Алтайского края:
«В регионах справлялись с ситуацией по-разному. Мы – в числе последних, где придворовой убой сохранялся. Тянуть дальше – значит получать санкции от надзорных органов. Край имеет огромное число проблем по ящуру, африканской чуме. Это накладывает ограничения на деятельность сельхозтоваропроизводителей».

Новости партнеров
Фоторепортаж
Блоги