Рассказываем о жителях Алтайского края, спасших сотни жизней во время Великой Отечественной войны

15:11, 24 июня 2019г, Общество 878


Расскажем о двух земляках, спасших на Великой Отечественной сотни жизней.

Наша дивизия

«Кулагинская Краснознаменная» – сейчас это словосочетание вряд ли известно широкой аудитории. Но еще 30 – 40 лет назад многие жители нашего края ответили бы: так называли 178-ю стрелковую дивизию, сформированную у нас в 1939 году. Это соединение в числе других вступило в жестокую схватку с врагом уже на четвертой неделе войны – в июле сорок первого на Смоленщине. После битвы за Москву дивизия более года принимала участие в кровопролитных боях подо Ржевом.

В конце лета 1943-го ее подразделения штурмовали Кулагинские высоты – господствующую между Ярцево и Духовщиной возвышенность, которую немцы превратили в мощную оборонительную линию. За взятие этих высот дивизию почетно именовали Кулагинской. В июне 1944 года ее воины одними из первых ворвались в Выборг, за освобождение которого полкам 178-й были присвоены почетные наименования Выборгских.

В рядах этой дивизии прошел боевыми дорогами наш земляк, барнаулец Семен Николаевич Демидов. Он не штурмовал высоты и не участвовал в перестрелках в городских боях: фронтовым хирургом ему довелось спасать жизни наших солдат. Хотя и боевым оружием тоже приходилось пользоваться…

Хирург по призванию

До войны Семен Демидов был хирургом городской скорой медицинской помощи в Новосибирске. В фондах музея барнаульской 69-й гимназии хранится несколько подлинных фотографий и документов, связанных с жизнью этого человека. Есть среди них и уникальные воспоминания, в которых раскрывается повседневный героизм скромных тружеников войны – фронтовых врачей, медсестер и санитаров.

С первого и до последнего дня войны Семен Николаевич находился на передовой, оперируя в полевых госпиталях. Через его руки прошло много наших раненых солдат, и без преувеличения можно сказать, что он спас тысячи жизней. Работать приходилось в сложнейшей боевой обстановке, часто под огнем противника, который не обращал внимания на красный крест…

После войны Семен Николаевич вспоминал, что практической работе военного хирурга и ему, и многим другим медикам приходилось учиться уже на фронте. Не хватало самого необходимого… Не было даже электричества, и врачи вынуждены были многие месяцы оперировать при лучине: «А теперь представьте себе ночь, операционную палатку с двумя операционными столами, несколько человек санитаров с горящими лучинками. Такая обстановка не только усложняет работу хирурга, который вынужден полагаться больше не на зрение, а на чувствительность пальцев рук, но и угнетает оперируемых. У некоторых врачей и медсестер в результате непоправимо пострадало зрение».

Несмотря на колоссальную нагрузку, Демидов находил время для участия во фронтовых конференциях, на которых делился опытом с другими хирургами. В частности, он разработал собственную методику операций ранений в живот – одного из самых сложных видов ранений. Немцы подобные не лечили, подчеркивает в своих воспоминаниях Семен Николаевич, а оставляли своих раненых умирать: «Довелось мне оперировать и пленных, в беседе с которыми я узнал, что они подобных раненых сносили в кучу и оставляли на линии фронта… В пяти немецких госпиталях в Прибалтике, где содержалось несколько тысяч раненых, я не встретил ни одного прооперированного раненного в живот».

В семидесятых годах Семен Демидов много раз бывал в гостях в школах Барнаула. И, конечно, во время встреч ребята просили рассказать самый запомнившийся случай на фронте. Одним из таких эпизодов он поделился в своих воспоминаниях: «Поступает тяжелораненый, а дырка одна, да и та маленькая, пулевая, в области правой надключичной ямки. Выходного отверстия нет. Решение созревает мгновенно: извлечь пулю, она где-то близко. Пошли на операцию, и нашли ее застрявшей в бедре, в области правой подколенной ямки. Оказалось, что пуля прошла правое лёгкое, печень, желудок и отдельные петли тонкого кишечника. Этот случай удивлял медиков, да и не только медиков, на последующих эвакуациях раненого».

Войну Семен Николаевич закончил в звании майора медицинской службы. Был награжден высокими боевыми наградами: орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени. Долгое время работал главным врачом и хирургом Барнаульской линейной больницы.

Вместо сотен книг

В то время, когда одни спасали жизни за операционным столом, другие вытаскивали из-под вражеского огня раненых и доставляли их, часто на руках, в медсанбат. Среди таких незаметных героев был однополчанин военврача Демидова уроженец Быстроистокского района Михаил Зверев. Рискуя жизнью, он вынес на своих плечах десятки раненых. Начав войну военфельдшером, он закончил ее в звании капитана медицинской службы.

В июле 1945 года в Латвии, уже после Победы, он сфотографировался в одном из ателье. На снимке – молодой офицер, едва перешагнувший возраст 23 года, с самыми почитаемыми фронтовыми наградами на груди – медалью «За отвагу» и орденом Красного Знамени. Этот снимок он подарил на память своему другу и однополчанину Ивану Байло. Вскоре им предстояло разъехаться в свои родные края: Михаилу – на Алтай, а Ивану – в Черниговскую область, на Украину. На обороте он оставил несколько строк на память. В них столько сказано о войне, сколько не прочтешь и в сотнях книг: «Когда будешь рассказывать своим детям и внукам о кровавых схватках с врагом – вспомни и обо мне, как приходилось купаться в море крови, шагать сотни километров по трупам замученных людей, спотыкаться и спать на ходу, обветренным и небритым, спать какие-то считанные минуты в сутки. Ванюше от Михаила Зверева. 20.07.1945. Курляндия (Латвия)».

Дмитрий ВЕЙН.