«Я хочу встать, чтобы научиться ходить!»

00:00, 06 июля 2012г, Общество 1568


Не покидая комнаты и даже кровати, в которой она вынуждена постоянно находиться в лежачем положении, жительница барнаульского посёлка Научный городок Татьяна Болханцева в этом году успешно окончила школу. В её аттестате только одна четвёрка, остальные – пятёрки. Заслуженную серебряную медаль Татьяне вручили 26 июня. К ней домой приехали директор краевого педагогического лицея Владимир Былков, его заместитель по дистанционному обучению Ольга Нагайцева и классный руководитель Олеся Бух.

Выхаживали всей семьей

С мамой выпускницы Эльвирой Ивановной с первого раза пообщаться не удалось. Она спешила выехать в город, чтобы сдать книги в библиотеку и забрать Танин аттестат. В нем ещё не была поставлена печать. Документ пообещали доставить на дом вместе с медалью. И вот для девушки, которая из-за своего состояния не могла присутствовать на последнем звонке и на выпускном вечере, настал торжественный момент.

- Так сложились жизненные обстоятельства, что долгожданная дочка Татьяна родилась сильно недоношенной - в 25 недель. Врачи даже считали, что она не жилец на этом свете, слишком слабенькая. 3,5 месяца её выхаживали в седьмой детской больнице, выписав с диагнозом ДЦП и не очень хорошим прогнозом на будущее. Семья у нас дружная. Ухаживать за дочкой помогали все: папа Николай, бабушка, прожившая с нами до 90 лет, сын Егор, который старше Тани на четыре года. Материального достатка в семье нет, а морального хватает на всех, - рассказывала нам Эльвира Ивановна.

По её словам, таких отцов, как её муж Николай Егорович, ещё поискать, он может и маму заменить. Сама Эльвира окончила лесной техникум, а потом институт в Красноярске по специальности «инженер лесного хозяйства». Николай Болханцев тоже окончил эти же учебные заведения, работал инженером в «Союзгипролесхозе». Но когда возникли проблемы с дочерью, он перешёл в охранники, чтобы больше быть дома. 22-летний сын Егор сегодня работает (его материальная поддержка для семьи очень важна). До этого он заочно учился в вузе по специальности «Финансы и кредит», но недавно забрал оттуда документы, чтобы поступить в педагогическую академию на филологический факультет. Татьяна хочет получить там высшее образование (заочно), и брат решил, что будет учиться вместе с ней, чтобы во всём помогать.

Поставив при рождении диагноз «детский церебральный паралич», врачи сосредоточились на этом заболевании и не заметили, что у малышки врождённый вывих тазобедренного сустава. Девочка сначала ползала, потом её даже пробовали водить за руку, хотя она сильно наклонялась набок. Первые два школьных года родители носили её в школу на руках. Почему-то в классе брата Егора её принимали лучше, чем в своем, никто не смеялся над инвалидностью Татьяны. Но потом преодоление школьных лестниц превратилось для неё в большую проблему, те не приспособлены для детей с нарушениями органов движения. Да и вывихнутое бедро годам к десяти стало давать о себе знать все сильнее: больно было сидеть и ползать, даже езда в коляске приносила страдания и стала невозможной. Все эти годы родители не опускали рук, лечили дочь где возможно, возили её на Яровое и даже в Москву. Татьяне все же пришлось перейти на лежачее положение и продолжить учёбу на дому.

На дому, в режиме онлайн

Сначала к ней приходили школьные учителя. Потом появилась возможность перейти на дистанционное обучение при помощи скайпа, организованное при краевом педагогическом лицее. Татьяне это очень помогло: во-первых, удобная система, во-вторых, преподаватели сильнее. Училась она с большим удовольствием, общаясь с ними «в прямом эфире». Отвечала на их вопросы, выполняла контрольные и сдавала экзамены. Последнее пришлось делать по старой схеме: домой приезжал ассистент и следил, чтобы Татьяна, отвечающая преподавателям в режиме онлайн, не пользовалась шпаргалками и подсказками (ЕГЭ для инвалидов недоступен). Теперь так же она будет сдавать вступительные экзамены в педакадемию. Девушка очень любознательная и ждет не дождется продолжения учёбы.

С раннего детства Таню наблюдала невропатолог Татьяна Цымбал. Она осматривала девочку почти каждый год. Но именно настойчивость Эльвиры Ивановны подарила надежду на выздоровление дочери. Она не успокаивалась и била тревогу, замечая, что одна нога у девочки становится короче другой.

Только в 1999 году за симптомами ДЦП ортопеды наконец рассмотрели врождённый вывих тазобедренного сустава. Мама стала добиваться корректирующей операции, но оказалось, что в Барнауле за это никто не решается взяться - очень сложный случай. Перспективы, что после операции девочка будет ходить, врачи не видели. Эльвира не успокаивалась, искала выход. Со знакомыми отправила рентгеновские снимки в Санкт-Петербургский институт детской ортопедии имени Турнера. Оттуда сообщили, что перспектива есть, девушка сможет ходить, хотя стопроцентной гарантии никто не даёт.

- 28 мая 2010 года нам пришел вызов в Санкт-Петербург на операцию. Назавтра у дочери был экзамен по математике, а мы промечтали с ней всю ночь. Когда ехали, боялись, что, увидев Таню, нам откажут. Но заведующий отделением решил рискнуть. Тем более что питерские врачи убедились: пациентка интеллектуально развита, значит, будет сознательно работать над собой. Первая операция, когда пришлось ломать и выправлять сустав в пяти местах, дала неожиданно хороший результат. Оперировали левую ногу, но сразу после этого, когда Татьяна еще не совсем отошла от наркоза, она стала жаловаться, что сильно щиплет правую ногу. Оказалось, у дочери выпрямился позвоночник, не стали зажиматься нервные корешки и правая сторона, которая считалась парализованной, обрела чувствительность. Распрямилась и кисть правой руки. Сейчас она ею шевелит.

Операцию сделали в октябре 2010 года. После этого Татьяна восемь месяцев лежала в гипсе от пояса до пяток, ноги на распорке. Вторая операция была в июле прошлого года. Из костей удалили металлоконструкции, но на занятиях лечебной физкультурой девочку неудачно повернули… Вместо четырёх месяцев реабилитацию пришлось проходить больше полугода. Впереди ещё серия операций по восстановлению суставов. В январе этого года снова отправились в Питер. Татьяну положили в клинику, три недели готовили к операции. Она должна была состояться в понедельник, а в субботу у одного мальчика обнаружили корь. Клинику закрыли на карантин, 800 человек отправили по домам. Болханцевы чуть не рыдали. Столько времени и средств зря потратили и ни с чем возвращаться домой! Настроение у Тани и родителей было подавленное, но сдаваться никто не собирался. Приехали домой, стали думать, где взять деньги на следующую поездку?

Благотворительный марафон

Финансовая сторона в лечении девочки теперь чуть ли не самая важная. Ездить приходится втроем: оба родителя и лежачая дочь плюс чемоданы. Поезд до Северной столицы идёт из Новосибирска. Занимать приходится все купе. Ночевать в клинике родителям не разрешают, они снимают квартиру. Каждая такая поездка обходится минимум в 70 тысяч рублей при самых скромных запросах. Таких денег в семье нет. Одну поездку Болханцевым пришлось пропустить – не нашли средств. А когда пришел повторный вызов, Эльвира Ивановна стала стучать во все двери: в детский фонд, районную, краевую соцзащиту. В общей сложности тогда удалось собрать 38 тысяч. С тем и отправились. На январскую поездку 40 тысяч выделил предприниматель по имени Денис, случайно узнавший о трудностях семьи Болханцевых. Фамилию свою он не назвал, известен только его телефон.

Таниной маме читать газеты и смотреть телевизор некогда, за дочкой нужен постоянный уход. Но её знакомые как-то позвонили: «Эльвира, в крае идет марафон «Поддержим ребёнка». Обратись к ним за помощью». Конечно, в поисках средств на новую поездку Болханцевы воспользовались этим советом и в результате благотворительной акции получили деньги на оплату дороги до Санкт-Петербурга. В апреле они снова смогли туда отправиться, где Татьяне сделали операцию на второй ноге. Как и предыдущую, её провели бесплатно за счет квоты, выделенной краю.

- Недавно мы сняли гипс. Это научился делать муж, а я снимаю швы. Дочке теперь можно понемногу сидеть, но никаких вертикальных нагрузок. До октября мы должны потихоньку разрабатывать суставы. Потом предстоит ещё две операции. После первой врачи уже ставили Таню на ноги, смотрели осанку и насколько одна нога короче другой. Для полной реабилитации понадобится еще год-два. Ей придется впервые учиться ходить. Мы все в это верим. Беспокоит только, что она недавно достигла совершеннолетия, а квоты на операции до этого мы получали на ребёнка. Как сейчас будет с этим, не знаю. Но бросать начатое нельзя, мы прошли уже большой путь, перенесли сложнейшие операции. Я спрашивала питерского доктора, можно ли вынуть железо из второго сустава в нашей больнице, не пускаясь в дальнюю дорогу? Он ответил: «Боюсь, что ваши отвертки не подойдут к нашим болтам. Может сломаться кость или мышцы так резко сократятся, что имплантаты сдвинутся с места». Вот я и решила, пусть кто ставил железо, тот его и вынимает. Нужно снова искать деньги, - говорит Эльвира Ивановна.

- А почему вы сами распиливаете гипс и снимаете швы?

- Потому что очень сложно доставлять Таню в больницу. После первой операции, когда она лежала в гипсе, а ноги на распорках почти в позе шпагата, потребовалось сделать рентгеновский снимок, чтобы послать в Питер. Найти транспорт, чтобы перевезти её из Научного городка на улицу Гущина, не удавалось много дней. «Скорая помощь» запросила две тысячи рублей за 15-минутную поездку, у нас их не было.

В частные легковые машины, водители которых брались довести нас бесплатно, лежачего загипсованного человека не втиснуть. Выручила тогда милиция, у них нашелся подходящий «уазик», на котором такого больного можно доставить в больницу. Благодаря помощи сотрудницы краевого ГУВД Марины Муравьевой нас довезли с мигалками, а потом милиционеры на руках носили Татьяну по этажам. Теперь знаю, куда обращаться в крайнем случае. А когда нас нужно доставить на поезд в Новосибирск, то выручает только машина МЧС...

Во время нашей беседы Татьяна кивала головой и подсказывала маме, если она что-то не сразу вспоминала. То, что девушка оптимист, видно сразу. Другая черта характера - отсутствие эгоизма, присущего многим долго болеющим детям. Как сказала Эльвира, дочь старается найти свой путь в жизни и не быть никому обузой. «Татьяна знает, что хороших людей намного больше, чем черствых и равнодушных. Ведь она видит, какие у нас замечательные соседи, понимающие, сочувствующие руководители и коллеги, которые в трудное время поддерживают семью. А главное – все мы радуемся прогрессу в лечении тяжёлого заболевания».