История рыцаря

17:10, 27 января 2017г, Общество 1848


Сегодня сорок дней, как не стало нашего коллеги Михаила Попенко, известного писателя, публициста,  блогера. В России и за ее пределами поминают его люди, которым посчастливилось хотя бы однажды стать собеседником этого человека.

С первого взгляда

Его острые политические памфлеты комментировали французский политик Марин Ле Пен и президент Чечни Рамзан Кадыров. Друзья и знакомые называли Михаила Самуиловича посланником добра и мира – он входил в состав многих делегаций Алтайского края, выезжавших за его пределы. В Таджикистане, например, выступал с лекциями в университете Худжанда. Не существовало для него барьеров языковых (говорил на английском, испанском, итальянском) и культурно-религиозных (знал и Библию, и Коран). А коллеги Попенко по районной газете «Первомайский вестник» Юрий Першин, Александр Кузьмин, Татьяна Абрамова и другие единодушно говорят о нем как о человеке большого таланта.

Тот, чьи книги читают за границей, чьи сценарии привлекают маститых режиссеров, много лет в мире и согласии жил со своей музой и женой в скромной квартире типовой пятиэтажки в центре Березовки. Тихо сейчас в рабочем кабинете Михаила Самуиловича. Любовь Степановна все не может поверить в случившееся. Вроде чуть легче становится, если пересматривать фото с любимым лицом и вспоминать самые светлые мгновения их жизни, яркой и нескучной.

1975 год. Люба – молодой специалист, выпускница торгового техникума. Миша – будущий историк, студент АлтГУ. Они вместе работали в рабкоопе, и случился служебный роман, который никто не воспринимал всерьез: парень и девушка были такими разными… Православная и католик. Чай и сахар. Солнце и снег. Но Миша уже любил «с первого взгляда и навсегда», как и все, что он делал в своей жизни.

На один уровень с семьей он ставил только историю. Увлечен был ею так, что по канонам любимой науки даже имена отпрыскам дал. Старший сын Ярослав (он фермер) наречен в честь Ярослава Мудрого, младший Юрий (студент исторического факультета) – как Юрий Долгорукий, а долгожданный внук Дмитрий (до него у Попенко-старших были только внучки) – как Дмитрий Донской.

Дело и забавы

В молодости, когда старший сын Михаила и Любови был еще мал, главу семейства направили на преподавательскую работу на 65 параллель, в Ямало-Ненецкий автономный округ. Любовь Степановна вспоминает, как однажды они пошли за грибами да заблудились. Слава богу, их нашли ненцы на санях в оленьей упряжке. Мама и сын решили покормить хлебом олененка, но тот не взял угощения из чужих рук. И тогда пожилой ненец хитро намекнул: знаю, мол, в чем секрет, отдай мне то, что у тебя есть, и тогда олень возьмет твой хлеб. Речь шла о водке. Из-за особенностей метаболизма у представителей северных народов последствия алкоголизма особенно тяжелы. И потому в СССР проводили «политику неспаивания», ограничивая им доступ к спиртному. Но бутылка у Михаила с собой была на всякий случай, ее ненец забрал себе, а олененок и впрямь после этого взял хлеб из женских рук.

На Севере Попенко жили недолго. Суровый климат и дефицит кислорода были противопоказаны Любе, ожидающей второго ребенка. Семья вернулась на Алтай, и молодому педагогу доверили директорство в школе Сорочьего Лога и классное руководство в десятом классе. Сельские ребятишки любили бывать в гостях у своего педагога. Парни возились с его мотоциклом, а девчонки – с малышом. Они и не подозревали, что, мешая дело с забавой, учатся у Михаила Самуиловича главному. Так же, как спустя годы он будет учить и своих внуков – языкам, истории, любви к ближнему и своей Родине.

Счастливая женщина

В субботу, 17 декабря 2016 года, крестили крошечного Диму. Батюшка удивлялся, как спокойно вел себя малыш. А дед радовался: «В меня внук!» Когда вернулись с крестин домой,  у Михаила Самуиловича поднялась температура. Подумали – обычная ОРВИ. Легче не становилось, и утром 19 декабря вызвали «скорую». Бригада приехала быстро, медики делали ЭКГ, долго и внимательно слушали легкие, заподозрив пневмонию.

– Мишу не впервые увозили на «скорой», у него ведь кардиостимулятор стоял. Все всегда хорошо заканчивалось. И в этот раз не было тревоги, – воспроизводит события того дня Любовь Степановна. – Это был день Николая Чудотворца, я сходила в церковь. Потом стали звонить Мише в больницу и я, и сыновья, и снохи, но он не брал трубку. Мы еще подумали, что он под капельницей. Позже мне сказали, что в приемный покой ЦРБ он еще сам вошел, а там потерял сознание. Врачи успели довезти его до реанимации. Увы, спасти не смогли. Причиной смерти назвали инфаркт.

После похорон семья и друзья стараются не оставлять Любовь Степановну. Удивительно было услышать от них в эти тяжкие дни: «Люба – счастливая женщина! Прожила красивую жизнь с мужчиной, который ее любил, уважал. Они вырастили замечательных сыновей. Умнейший, добрейший человек ушел. Никто от него слова плохого не слышал. Да знал ли он их вообще…»

Продолжения не будет

Он называл своими именами вещи, о которых принято говорить политкорректно. «Тема гомосексуализма, до недавнего времени интересовавшая в основном психиатров, теперь стала общественно-политической» – это из «Исторических заметок по поводу современных гей-парадов». А вот – об отношении к российской оппозиции из «Виртуальной сцены для «дрессированных обезьян»: «В одной из своих цзацзюаней поэт и юрист Хуан Юнь написал, что негодяй, обманывающий доверчивых людей,  заслуживает удары толстой палкой, а в другой был ещё более суров, считая, что место на эшафоте: аптекарю, из-под полы продающему смертельные яды; стражнику, присваивающему таможенные сборы; вражескому лазутчику в приграничном округе; проповеднику, готовящему мятеж. Сказано это 600 лет назад, а звучит современно и сейчас».

Режиссер Александр Сокуров обратил внимание на сюжет об Иване III,  написанный нашим земляком. Михаил Попенко работал над сценарием будущего художественного фильма, вел переговоры с известной московской предпринимательницей Татьяной Масалидой, даже уже решили пригласить на главную роль Михаила Пореченкова. Полгода, пока тянулся этот процесс, наш земляк жил в невероятном душевном напряжении. Конечно, оно не прошло бесследно. Состоится ли экранизация после его смерти? Решать семье, к которой автоматически отходят авторские права.

Друзья Михаила Попенко рассказывают, что он был бесхитростным, но стал осторожным после того, как предприимчивые люди без его ведома перевели роман «Плащ крестоносца» на другие языки и теперь продают за рубежом. Есть она даже в библиотеке Ватикана. «Нет, Миша не был безграмотным, – говорят о нем близкие. – Просто не ожидал нечестности в людях». К слову, когда Попенко обратились за помощью в издании «Плаща крестоносца» на «Пятый канал», продюсеры запросили за рекламу 400 тысяч рублей. Такой суммы у пенсионеров, конечно, не было. Но книгу все же издали. Помогли сыновья, друзья и один из учеников Михаила Самуиловича, бизнесмен Константин Макаров.

P.S.
Незадолго до трагедии в доме Попенко стало происходить странное. Зачахли комнатные цветы, и почему-то стали биться и трескаться тарелки.
Говорят, у Господа на каждого из нас свои планы. Самое бессмысленное занятие на свете – пытаться спорить с Его волей. Но все же очень жаль, что не прочтем мы уже никогда продолжение «истории рыцаря, не сумевшего стать монахом».

Справка
Михаил Попенко родился в г. Аягузе (Казахстан). На Алтай переехал в 1957 году. Выпускник исторического факультета АлтГУ. Преподавал историю, сотрудничал с различными СМИ. Лауреат премии краевой организации Союза журналистов СССР. Одна из самых известных книг нашего земляка – «Плащ крестоносца: история рыцаря, не сумевшего стать монахом».

Новости