Климат: потепление или похолодание?

00:00, 18 ноября 2011г, Общество 2656


Глобальное изменение климата сегодня одна из самых обсуждаемых тем. Её не раз освещала «АП». Интернет кроме доводов специалистов и практиков полон страшилками и домыслами. А что говорят факты? Обратимся в Институт водных и экологических проблем Сибирского отделения Российской академии наук, который находится в Барнауле. Собеседник – директор этого института, доктор географических наук, профессор Юрий ВИНОКУРОВ.

- Юрий Иванович, почему академическую науку интересует глобальное изменение климата?

- Речь не просто о климате или его изучении, вопрос охватывает все системы (оценку, прогнозирование, территориальный анализ). Как происходящие процессы влияют на часть природных комплексов, где мы живем, и как будут воздействовать на человека?

Прогнозирование глобальных изменений настолько сложно и многообразно, что само понятие «долгосрочный прогноз» обходят стороной.

- В чем же причина? Неужели все так непредсказуемо?

- Климат может быть локальный, региональный и глобальный. О последнем сегодня говорим в большей степени. Вопросы волнуют всех, потому что касаются каждого. Ныне традиционная наука оснащена мощными материалами, мониторинговыми исследованиями. Но она не может давать надежных долгосрочных прогнозов при той сети наблюдений, которая у нас есть, а в России она сократилась почти наполовину от того, что было. Вот почему сегодня преобладает сценарный подход.

- В чем он заключается?

- Наблюдаемая за 100 лет температура где-то поднялась на 1 градус, где-то - на 2 или 3. Мы говорим, что это достаточно много, и на том основании заключаем, что идет потепление.

Сценарный подход: а что будет, если еще на один градус потеплеет? Кто-то говорит – уровень рек понизится, пересохнут озера. А хватит ли воды человеку? Как развиваться сельскому хозяйству и т.д. Сценарный подход, возможно, и преобладает сегодня. На мой взгляд, есть и другие подходы.

- Приверженцем каких вы являетесь?

- Я приверженец цикличности изменения всех параметров климатической системы. Цикличность проявляется в природе. Уже четко определены 5-, 11-, 22-, 50-, 240-летние циклы. Все идет от развития Земли и Солнечной системы. Недавно с группой ученых Сибирского отделения РАН в качестве эксперта был у представителя президента в Сибирском федеральном округе Виктора Толоконского, обсуждались проекты стратегического развития Сибири. Академик Михаил Эпов заявил, что в программе обоснования проектов надо учитывать и сейсмическую безопасность. Сейсмичность зависит от внутреннего состояния Земли. Совершенно справедливое предложение: наступило время наиболее повышенной сейсмичности на всей планете. Уверен, что эти циклы тоже влияют на климат.

Солнечно-земные связи являются определяющими климат. Они зависят от движения планет и от состояния Земли. У нас есть данные о том, каков был климат на территории Алтая 5 тысяч лет назад. И уже мы можем заглядывать на 10 тысяч лет назад. Ученые нашего института разбурили седловину Белухи и, изучив температуру, заглянули назад на 800 лет. В прошлом году, пробурив ледник в Монголии, углубились на 2500 лет назад.

- Юрий Иванович, зачем это все нужно?

- Чтобы иметь представление о климатических эпохах прошлого и для прогнозирования их на будущее. Помните, была проблема переброски части стока сибирских рек, чтобы обводнить территории Центральной Азии и Казахстана, возродить Арал? Однако Арал этим не спасти. Его спасет природа, Арал уже трижды за известное нам время попадал в такие ситуации. И воздействия человека тогда не было – никто не забирал воду на орошение. Цикличность такова, что он трижды восстанавливал уровень. То же самое произошло с Каспием. Еще совсем недавно говорилось о необходимости переброса туда северных рек (чему воспротивились ученые, об этом рассказывала «Алтайская правда». - Ред.). Каспий отступил на десятки километров, территорию, освободившуюся от воды, застроили домами и коттеджами, сегодня они затоплены, потому что уровень воды поднялся более чем на метр.

- Природа всё привела в соответствие. С чем это связано?

- С волновыми, цикличными явлениями. Поэтому, когда говорим о климатических изменениях, надо представлять альтернативные научные гипотезы.

- А какую роль вы отдаете прогнозам?

- В свое время большим спросом пользовались прогнозы Анатолия Дьякова, их запрашивала власть. Анатолий Витальевич был одним из тех, кто прорабатывал свою информацию, основываясь на наблюдениях за солнцем. Как правило, сообщения Дьякова были более или менее достоверными, его метод – связь погоды с трансформацией пятен на солнце.

Климатические прогнозы крайне важны. Изменения климата произошли, но человек к ним должен приспосабливаться. По этому поводу я направлял докладные записки, выступал в СМИ. Отмечал, что 2011 год, исходя из цикличности климата, будет засушливым, 2012-й – более или менее, а вот 2013 год – сильно засушливым. Надо готовиться, восстанавливать, в частности, оросительные системы. Прогноз нужен не сам по себе, а для адаптации к тем или иным изменениям.

- Недавно в Барнауле состоялась научно-практическая конференция «Изменение климата в Алтае-Саянском экорегионе – стратегии смягчения и адаптации»... («АП» публиковала материал о ней в предыдущем пятничном номере. - Ред.).

- Хороший замысел: чтобы мы могли на основании изучения изменений климатических условий попытаться найти пути и механизмы адаптации, в том числе создание новых охраняемых территорий. Проблема, однако, решается не уже зарекомендовавшими себя коллективами, а отдельными экспертами. На мой взгляд, это уколы булавкой, а деньги осваиваются большие. Надо подходить взвешенно. Например, не просто увеличивать площадь особо охраняемых территорий. Так, в крае нет степного заповедника, а сохранять для будущих поколений степи нужно. Выделить большую территорию нет возможности, все распахали. Но выход есть - под «резервацию» выделить несколько участков, не таких огромных, как хотелось бы. И необходимо очень вдумчиво выстраивать сам процесс подготовки обсуждения столь важной темы.

- Куда мы идем – к глобальному потеплению или похолоданию?

- Считают, что идет потепление. Но давайте посмотрим, какие доказательства этого? Отступление ледников, некоторое обмеление рек, уменьшение водности, иссушение определенных территорий и выпадение отдельных видов хозяйствования. Другой подход – разговор о цикличности. Сегодня мы находимся, как это ни странно, в периоде похолодания, и оно может настигнуть нас через 30-40 лет.

Это те большие циклы, которые нужно отследить. Кстати, и академик Владимир Котляков считает, что мы находимся в периоде похолодания, формирования малого ледникового периода.

- А наблюдаем, что происходят совершенно другие вещи: повышается температура, отступают-таки ледники…

- Да, это так. Но всё вместе взятое, что отслеживается, лишь малый отрезок на фоне большого временного цикла. Теперь представьте, если постоянно будем утверждать: потепление, потепление, готовиться к нему, а уже через 50 лет проявятся симптомы, скажем так, ледникового периода: будут суровые многоснежные зимы, приостановится отступление ледников…

Сегодня наука предлагает еще и такой подход, думаю, он будет наиболее реален: нужно считать! Необходимо научно доказать, что всё просчитывается – вперед и назад, в глубь веков и тысячелетий. Зачем мы разбуриваем ледники? Чтобы изучить керн, а понаблюдать мы можем то, что записано в кольцах на спиле деревьев. Здесь вся история – сколько было осадков, какие зимы и лето. Это учитывается академической наукой вместе взятое – все знания, факты, наблюдения. Если будем разрабатывать сценарный вариант, то не только потепления, а циклических изменений климата. Именно этим занимается наша фундаментальная наука, опирающаяся на колоссальную базу данных.

- Юрий Иванович, почему сегодня Европа завалена снегом, стало холоднее?

- В Северном полушарии идут течения: теплое Гольфстрим и холодное Лабрадорское (около Канады). Гольфстрим погружается, не отдает тепла. Сколько это продлится? Теплое течение ведь также циклично…

- И все же чего не хватает для более точных выводов?

- Чтобы все было достаточно обосновано, необходимо возрождать систему мониторинга и особенно космическо-дистанционного зондирования, которое бы позволило нам эти вещи более надежно трактовать. Этим и занимаемся сейчас.

Справка «АП»
Ученый Анатолий Витальевич Дьяков работал в Кемеровской области. Он точно предсказывал погоду, катаклизмы в различных частях планеты. Известность пришла к нему в 70-х годах ХХ века. Долгосрочными прогнозами А.Дьякова пользовались и на Алтае.