«Паводок – это всегда серьёзно» -

так говорит заместитель руководителя Верхне-Обского бассейнового водного управления по Алтайскому краю Владимир Кормаков, отличник водного хозяйства РФ

00:00, 22 марта 2012г, Общество 2557


Осенью 2011 года отмечались низкие уровни воды в водных объектах. Из-за этого возможны ледовые заторы и наледи на малых реках и на перекатах. На сегодня запасы воды в снегу немного выше нормы в бассейнах Чарыша и Алея, в остальных бассейнах рек – 60-70% от нормы.
Из-за заторов возможен разлив воды, там, где, скапливаясь, лед не даст ей прохода по руслу. Немаловажна при прохождении половодья безопасность гидротехнических сооружений, которых на территории края 200, а из них порядка 120 расположены на реках федерального значения.

В Правительстве РФ проходит согласование федеральной целевой программы развития водохозяйственного комплекса России до 2020 года, в которой кардинальным образом намечено решение вопросов, связанных с предотвращением негативного воздействия вод: паводки, наводнения, обрушения берегов, истощение водных объектов вследствие их загрязнения и нерационального использования, обустройство береговой линии и водоохранных зон. И на это планируется выделять средства как из бюджетов всех уровней, так и водопользователей.

Для примера: на территории края в 2011 году в общей сложности на водоохранные и водохозяйственные мероприятия израсходовано 343 миллиона рублей, в том числе 159 миллионов рублей из федерального бюджета.

Более 10 миллионов рублей – из краевого и муниципальных бюджетов, остальные – водопользователей.

Край поставляет в федеральный бюджет плату за пользование водным объектом и водного налога ежегодно по 90 миллионов рублей. Это та база, которую мы можем планировать в мероприятиях. Мы же используем в общей сложности 120-160 миллионов рублей.

Есть определенные условия выделения бюджетных денег на мероприятия, особенно связанные с безопасностью гидротехнических сооружений. Наличие проектно-сметной документации, прошедшей государственную экспертизу, а это затраты краевого либо муниципального бюджетов и плюс софинансирование (в зависимости от бюджетной обеспеченности) субъекта (оно составило 6,5%). То есть 93,5% выделяет федеральный бюджет и 6,5% требуется софинансирование. Муниципалитеты редко идут даже на такие расходы. Из-за этого мы привлекаем на капремонт ежегодно 25 миллионов рублей, а можем до 80 миллионов, но из-за перечисленного просто не можем привлечь дополнительные средства.

- Выходит, обстановку можно диктовать из сел? А как сделать так, чтобы оживленнее шла работа на водных объектах? Дитя не плачет, мать не разумеет…

- Естественно. Муниципальным образованиям надо планировать хотя бы мизерную часть в своем бюджете на разработку проектной документации. На одно сооружение она стоит порядка миллиона, а привлекать на Алтай будем десятки миллионов – есть разница. И, конечно, для края это выгодно во всех отношениях: будет минимизировано негативное воздействие вод.

Активно сработали администрации Ребрихинского, Тальменского районов, Барнаула. С другими муниципальными образованиями идет тяжело, хотя необходимость безопасности понимают все. К сожалению, долгосрочное прогнозирование на низком уровне и зачастую думают: а зачем, вдруг ничего не будет? А когда случается – в действие вступает МЧС, ликвидирует ситуацию.

Расчистка русел рек, берегоукрепление обычно начинаются после неблагоприятных событий, связанных с затоплением жилья и других построек, обрушением берега и т. д. То есть после случившегося. На недостаточном уровне находится предупредительная часть. Связано это с затратностью, прибыли-то потом никакой от этих мероприятий!

- А как же порядок, спокойствие населения?

- Это немаловажный фактор, но он деньгами не измеряется.

- Как говорится, легкого паводка не бывает. Скажите, а как должно быть в идеале?

- В любом районе, сельсовете края знают, где именно узкое место, связанное с затоплением, подтоплением, возникновением ледового затора. Вот и надо бы не упускать это из внимания. Должна быть выполнена проектная документация и реализованы мероприятия по устранению негативного явления. Например, посмотрите, с 2004 года, когда Тальменку крупно затопило, сколько мероприятий там выполнено за счет средств федерального и муниципального бюджетов. Сделаны спрямляющий канал, капитальный ремонт дамб, расчищено русло Чумыша на двух участках.

- Поганкой занимался Тальменский район в прошлом году. Реку расчистили в 2011 году, дальше что?

- А теперь надо отсыпать берег, восстановить водосброс. Продолжится работа и по дамбе на Чумыше.

- В селе Шипицино в 2010 году напряжение создавал Чумыш. Причины этого явления?

- Чуть ниже этого села Чумыш впадает в Обь. Ситуация складывалась такая: Чумыш открылся, а Обь не давала ходу. Лед в одном месте сдвинули, и он весь встал, не мог выйти. Его взрывали.

- Похоже, от ледовых заторов никто не застрахован?

- Да. Например, нет долгосрочного прогноза на прохождение половодья. В случае если в период паводка будут обильные осадки, получим затопление населенных пунктов. Будут осадки в норме – уже другая картина. Дело в том, что сегодня не нужно ориентироваться на закономерности, они не срабатывают.

Расслабляться нельзя, нужно быть готовыми к любым сюрпризам погоды и природы.

Внимание к «узким» местам

- На тех участках, которые намечаем к работе, а это реки Бия, Песчаная, необходимо особенно внимательно отнестись к паводковой обстановке. Вовремя успеть скорректировать совместные действия по предотвращению ситуации. Это касается Бийского, Смоленского, Петропавловского, Краснощековского районов, там, где намечается проведение работ.

Ежегодная ситуация требует корректировки, как любые действия, поэтому особое внимание в районах к тем «узким» местам, чтобы успеть скорректировать свои, с наибольшей эффективностью израсходовать бюджетные средства.

Насколько их трудно получить, знают те, кому приходится защищать их в Москве.

Средства федерального бюджета просто так не выделяются, необходимо большое количество обосновывающих материалов, связанных с исходными данными, расчетами эффективности расходования средств, предотвращенного ущерба и количества защищаемого населения, фотоматериалов и картографии. Есть определенный порядок, который неукоснительно соблюдается. Все предоставляется в Москву, и в зависимости от приоритета этого мероприятия мы получаем или нет, или добро.

По прикидкам, на сегодня краю на выполнение всех мероприятий, связанных с предотвращением негативного воздействия вод, их истощением, ежегодно необходимо на протяжении десяти лет получать от 500 до 700 миллионов рублей ежегодно. Тогда в течение десяти ближайших лет мы можем выйти на достаточно стабильное развитие паводковой обстановки.

Однако, учитывая дефицит бюджетных средств, мы получаем то, что удается защитить.

Вся грязь – в реки

Водные ресурсы Алтайского края – это 17 тысяч рек и 11 тысяч озер. Объем – 53,5 миллиона кубометров воды.

У нас нет дефицита водных ресурсов, за исключением Обь-Иртышского междуречья (Славгородская и Кулундинская зоны).

95% их сосредоточено в бассейне Оби, остальные – на Обь-Иртышском междуречье. В основном загрязнены нефтепродуктами, взвешенными веществами, фенолом, железом. Наблюдается превышение предельно допустимых концентраций в Чарыше, Алее, Оби, Бии, Катуни и других реках. В последнее время снижается доля загрязнения, вносимая предприятиями промышленности и сельского хозяйства, и повышается от неорганизованных источников загрязнений, береговых полос и водоохранных зон, на которых расположены несанкционированные свалки, стихийные сбросы мусора. Добавляют ливневые стоки с улиц городов и сел. Их вклад – 60-70% от общей доли загрязнения.

Плотины и здесь помогают

- Владимир Иванович, гидротехнические сооружения хвалить не будем, тем более что даже есть Всемирный день борьбы против плотин, когда их все ругают, защищая природу. Делаются плотины не от хорошей жизни. Понятно, что они служат как накопители воды. А вот как работают на благоприятное проведение паводка? Есть такие примеры?

- Да. ГТС – это же регулирующее сооружение, которое обеспечивает определенный уровень. С помощью регулируемых сооружений на водохранилищах управляют уровнем паводка. Как ежегодно проводит мероприятия «Алтаймелиоводхоз» на Алее – прикрывают немного, лед садится, увеличивают сброс – лед ломается, его протаскивает. Ледовых заторов на реке Алей в последнее время нет.

- Вот ведь как – с одной стороны, ратуем за сохранение природы, с другой – держим ее в ежовых рукавицах, загоняем реки в бетон, выправляем их русла. Столько средств, усилий, нервов…

- Никто не хочет сейчас вернуться к каменному топору. Все стремятся к устойчивому развитию, из этого надо исходить. Другое дело – нужно цивилизованно использовать природные ресурсы, в данном случае – водные.

Напряженные участки

За последние годы (2010-2011) расчищены (6 километров) участки реки Чарыш у села Чарышского и реки Ануй у села Антоньевка Петропавловского района (2 километра).

Выполнены проектные работы по расчистке русла реки Песчаной у сел Точильного, Новотырышкино Смоленского района и реки Бии на участке протяженностью 88 километров от села Сосновка Красногорского района до села Ключи Бийского района. Самого напряженного участка по возникновению ледовых заторов и наводнений и затопленных населенных пунктов на территории края. Намечаем выполнить расчистку Песчаной в 2012 году, Бии – в 2012-2014 годах.

Также начинаются нынче работы по расчистке реки Чарыш в селе Усть-Калманка Усть-Калманского района (2012 год – проектные работы, 2013 год – реализация). Выполняются мероприятия на других реках за счет средств федерального бюджета, заказчиком выполнения работ выступает управление природных ресурсов и охраны окружающей среды.