Откуда берут начало молочные реки?

00:00, 18 июля 2012г, Общество 1342


В хозяйстве Анатолия Генша сегодня самый высокий в каменских краях надой – в два раза выше среднего и в три с половиной раза больше, чем на самом большом животноводческом предприятии Каменского района. Филипповский фермер объясняет это просто – скот сытый, а у коровы молоко на языке. Сегодня здесь жаркая пора – заготовка кормов.

Погода подвела

Редакционная машина мчит журналистов к полевому стану. В поездке нас сопровождает руководитель крестьянско-фермерского хозяйства, входящего в состав сельхозпредприятий Генша, Владимир Щукин. Владимир Евгеньевич заведует животноводством с 2009 года, с тех пор как Анатолия Генша руководство района уговорило «подхватить» эту часть производства обанкротившегося ООО «Сибирь». Фермер, конечно, особой радости от такого «пополнения» не испытывал: процесс сложный, непрерывный, работу здесь надо строить совсем иначе, нежели в привычном ему сезонном растениеводстве. Но, понимая, что от его решения зависят судьбы земляков, работавших на филипповской ферме, согласился: выкупил часть техники и помещений «Сибири», весь скот. За три года вместе со Щукиным он не просто вернул к жизни местное животноводство, но и вывел его в лидеры.

Останавливаемся у кромки поля. Навстречу нам идет пресс-подборщик. Из его бункера то и дело вываливаются валки сена.

– Видите, какие жиденькие, – с сожалением говорит Владимир Щукин. – Люцерна пострадала от засухи. Травы мало, хотя качество ее неплохое. Мы на сенаж убрали всю рожь – 40 гектаров. Но она той массы, что в минувшем году, не дала: всего 70 центнеров с гектара в зеленой массе против 200 прошлогодних. Заготовку этого вида кормов мы завершили. Нам на зиму требуется сенажа около 6 тысяч центнеров, у нас уложено порядка пяти тысяч. Грубых кормов надо порядка четырех с половиной центнеров. И еще почти столько же – пайщикам, коих у нас около ста. Сена всем, конечно, не хватит, солому будем вот так же подбирать и прессовать. Прилагаем все усилия к тому, чтобы хозяйству обеспечить нормальную зимовку и пайщиков не обидеть.

Тракторист возвращается к работе, а мы отправляемся на ферму. По дороге глава К(Ф)Х рассказывает о своих заботах.

– Сейчас у нас 110 дойных коров, общее поголовье вместе с молодняком – около 260 голов, – говорит Владимир. – Из прошлой зимовки мы вышли по упитанности без потерь. С надоями у нас тоже нормально – сегодняшний 12,8 кг. Только цена на молоко низковата – 9,5 рубля при себестоимости в 11,5. Нам надо хотя бы 12 рублей круглый год. Большие надои еще не гарантируют прибыли. Все зависит от цены.

«Шале»

– А вон наш молодняк пасется, – показывает в сторону озерка Владимир Евгеньевич.

За колком спускаются к водопою животные. Если бы наш гид не сказал, что это молодняк, можно было бы принять их за взрослый скот – крупные, упитанные. Подруливаем. Выхожу на них полюбоваться, подхожу почти вплотную. Телята-подростки с любопытством глядят на меня. Даже по взгляду сытый скот отличается от оголодавшего – недавно мне довелось лицезреть коров, из которых с горем пополам по три с половиной литра выдаивают, жуткое зрелище.

Едем дальше. Прибыв на место, совершаем с Владимиром экскурсию по территории фермы.

– Помещения мы начали ремонтировать, как только перевели коров на летнюю дойку, – объясняет руководитель. – В здании, где содержится молодняк старшей группы, особых работ не планировали, там все нормально. Главная наша головная боль – это коровник, в котором содержится дойное стадо вместе с телятами. Этому деревянному строению, доставшемуся нам от прежних хозяев, в сентябре исполнится 35 лет. Латаем его каждый год. Вот и сейчас подмазали, побелили. Пойдемте, я вам наше «шале» покажу!

Заходим в молочку. По периметру комнаты установлена сваренная из швеллера конструкция. На ее верхнем основании уложены рядком деревянные бруски.

– Подвесные балки! – шутит фермер. – Люди в домах их для красоты приделывают, а мы – чтоб потолок не рухнул. Здесь у нас молоко собирается и находится до отправки в «Столицу молока», которой мы сдаем сырье. Доим мы в бачки, молокопровода у нас нет – в условиях этого помещения его монтировать нереально. На каждую доярку в среднем приходится по сорок коров. Тяжеловато. Но уменьшение нагрузки снижает заработок. У нас зарплата всех животноводов завязана на конечном результате. Основных работников пятнадцать, но на период ремонта или в напряженные моменты привлекаем людей со стороны. Сейчас поправляем этот двор – установили в бытовке дровяную печку. Раньше помещение отапливалось электроплитами. В год расходовали на это до 120 тысяч рублей. С переходом на печной обогрев средств будет уходить меньше почти в десять раз…

«Кредит – дело рискованное»

– Действительно, помещение нашего коровника вызывает серьезную озабоченность, – поясняет в телефонном разговоре Анатолий Генш. – Строительство нового мы пока себе позволить не можем – очень большие деньги нужны. Кредит брать рискованно – не потянем. Даже на господдержку для проведения капремонта сложно рассчитывать. Сначала надо проект за 2 миллиона сделать, потом заявку подать и ждать – попадешь ли ты в число счастливчиков, которым эту поддержку дадут. А если нет? Выбросить такую сумму на ветер – непозволительная роскошь. На эти деньги я могу хороший трактор купить. Очень хочется увеличить поголовье, но ставить животных некуда. Улучшаем результаты благодаря селекции, берем не количеством, а качеством.

Генш перевел животноводство на искусственное осеменение, завозит семя австрийских симменталов, улучшая племенной фонд. А в прошлом году здесь решились на эксперимент по мясному скотоводству. Привезли на ферму быка-производителя породы герефорд. Эти животные крупные, крепкие, с плотной структурой тела, очень неприхотливы в содержании, выносливы. В феврале-марте получен первый приплод – более двадцати голов. Результат порадовал хозяев – помесные телята на подсосе быстро набрали вес, к осени это будет уже крепкий, упитанный скот. Особых затрат на его содержание не потребуется, до реализации он будет находиться на выпасах. Решено проводить такое мероприятие раз в два года.

Наталья Исаева

Новости