«Нужен науке, краю, стране»

00:00, 28 сентября 2012г, Общество 1828



Фото Олег МИКУРОВ

Эти слова звучат в адрес коллектива первого академического института на Алтае – ИВЭП СО РАН. Институту водных и экологических проблем - четверть века.

С директором института доктором географических наук, профессором Юрием Винокуровым мы беседовали накануне юбилейных мероприятий.

Как всегда открытый для прессы, доброжелательный, он сразу заметил:

- Сегодня идет новое направление – создаются мини-ГЭС, чтобы получать энергию в труднодоступных местах.

Начали активно работать по малым ГЭС в крае. Чем мне импонирует это? Крупные ГЭС мало строят, они требуют больших вложений, много экологических последствий. На мой взгляд, главная задача – не где найти и как построить, а приблизить их к потребителю. Нами обследован и предложен ряд энергетических створов в Чарышском районе. В Смоленском районе – Красногорская ГЭС. А не так давно заложен камень малой ГЭС в Солонешенском районе. Активно участвовали в разработке проектно-сметной документации с точки зрения экологической безопасности, инженерно-геологических условий. И еще, конечно, интереснейшая возможность использования ветра в Кулунде. Первые попытки есть…

 

Будущего без прошлого нет

Март 2002 года. Тогда впервые за последние двадцать с лишним лет внятно заговорили о положении отечественной фундаментальной науки. Состоялся президиум Госсовета, Совета безопасности и Совета по науке и высоким технологиям при президенте РФ. Рассмотрены документы, формирующие основы политики России в области науки и технологий. Речь шла о том, чтобы поднять финансирование большой науки до закрепленного законом уровня ( не менее 4 процентов расходной части госбюджета).

Причем предлагалось не распылять бюджетные средства, а использовать на ключевых направлениях (среди названных приоритетов – экология и рациональное природопользование). Предусмотрен ряд мер по улучшению положения ученых.

Первым делом тогда я отправилась в Институт водных и экологических проблем узнать, как отреагировали ученые-академисты. Положительно. Тогда услышала и то, что накипело у исследователей. Говорили, что фундаментальная наука – не сиюминутное действо. Безусловно, нужно развивать все ее направления, делая акцент на приоритетах (они всегда есть в стране), но наука должна развиваться независимо от состояния общества. Пристального внимания заслуживает и положение ученых, что работают часто на одном энтузиазме.

Тема «утечки мозгов» и меня сильно волновала, спросила у директора института Юрия Винокурова, не закрыта ли цифра – количество ученых, которые предпочли ИВЭП загранице? Директор ответил, что никакой не секрет – за десять лет (счет вели обычно с 1991 года) уехало 12 молодых перспективных ученых (немаловажную роль сыграла нищенская заработная плата). Тогда, в 2002 году, директор был уверен: все изменится, не может не измениться. Даже высказал надежду на то, что часть из уехавших возвратится. На чем был основан этот оптимизм? Собирались перейти в новое здание, подогревались надежды и самим ощущением новолетья: век XXI – это век крупных результатов в области изучения планеты Земля, её экологии и охраны природных ресурсов. Считалось в мире ученых, что без фундаментальных знаний в этой области человечеству невозможно обойтись.

И вот спустя десять лет после той встречи спрашиваю вновь о проблеме «утечки мозгов».

Юрий Иванович выслушал:

- Действительно произошли изменения. Есть целый комплекс причин. Улучшилась финансовая составляющая, через приборную комиссию РАН мы получаем новое оборудование для исследований.

Сегодня каждый молодой человек, запросивший возможность посетить научные центры, в том числе за рубежом, может реализовать это желание. Пожалуйста: Китай, Монголия, Япония, Южная Корея, Израиль, Франция, Германия, Голландия, Италия, Америка. Едут, работают, общаются. Не надо исключать и Интернет. Молодые кадры чувствуют себя защищенно здесь, дома, да и оплата не так мала. Не сравнить с положением десятилетней давности. Сожалею о единственном - не можем получать новые ставки. Академия наук заморозила их на определенное время, даже не говорю о деньгах – их можно заработать, но ставок нет. Выставлена определенная цифра в штатном расписании – и невозможно превысить это количество.

 

Согласна: не стыдно за академическую науку. Институт размещен в хорошем здании, где все есть для работы: лаборатории, кабинеты, а на широких подоконниках - экзотические растения.

Юрий Иванович тем временем говорит, что самые современные персональные компьютеры находятся на каждом столе. Приходят аспиранты – для них оборудуют рабочие места. «Сегодня я даже не могу сказать точно, сколько у нас компьютеров -150, 200… - пошутил директор. - Но не забывайте, чтобы получить фактические материалы, мы должны ездить в командировки и экспедиции. Жизнь в полевых условиях не сахар».

Говорим с ним и о том, что есть уже два филиала института в Новосибирске и Горно-Алтайске, развиваются стационары на Телецком озере, Чемале, Новосибирском водохранилище, в Ханты-Мансийском регионе, есть совместная лаборатория в Кемерово. Без получения фактических данных невозможно ведь принимать правильные решения.

 

О масштабах и расстояниях

Сибирское отделение РАН имеет границы от Урала до Якутии. Со своей спецификой – водные и экологические проблемы – институт Винокурова единственный. Отсюда и мощные нагрузки: последствия проектов крупных гидроэнергетических сооружений, экспедиционные работы по возможному влиянию того или иного проекта на природную среду, население.

За ответами на вопросы, интересующие сотни и тысячи людей, «Алтайская правда» и раньше обращалась к ученым института. О процессах глобального изменения климата, аэрозольных переносах загрязнений в атмосфере – это к доктору наук Игорю Суторихину. Бэлла Красноярова, тоже доктор наук, – блестящий специалист в области природопользования и устойчивого развития регио-нальных систем. С именем Евгения Парамонова связана история наших лесополос, он немало сил приложил к их возрождению.

А если вновь возвратиться к нулевым годам, важнейшее для нашей страны и края событие – снятие с боевого дежурства ракет, прозванных «Сатаной». Тогда наша газета подробно рассказывала о ходе ликвидации ШПУ (шахтных пусковых установок). А ученые ИВЭП отслеживали состояние радиоактивного фона почвы, воздуха. Постоянно газета находилась на связи с заведующим лабораторией доктором наук Александром Пузановым.

Теперь поняла: вот он, подходящий момент, чтобы спросить директора института, а что для него самого памятно? Какие мощные по накалу страсти сопровождают обычно экологические ситуации, сопряженные с внедрением человека в экосистему? В чем достижение или результат работы видит он, руководитель коллектива?

- В принципе, все крупные достижения идут от крупных задач, которые ставят перед Академией наук. Только тогда можно объединить все усилия, чтобы получить научный и практический результат. Помню, хорошо работали, когда встала проблема переброски сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию. Были объединены по России порядка 100 институтов – академических, научно-исследовательских. У нас в то время была довольно сложная задача – южные варианты переброски, их влияние на природную среду и человека.

И был у нас один Кулундинский канал - как бы большая природная лаборатория. Мы могли наблюдать, просчитывать и моделировать отрицательные процессы, которые произойдут при таком крупнейшем варианте переброски. Зайдите на новый мост и посмотрите на реку, половина Оби забиралась бы. Ну а мы на нашей природной лаборатории – это 180 километров – бурили скважины, работали геологи, географы, физики, химики. И смогли показать, какое будет засоление воды, почвы, повышение уровня грунтовых вод, заболачивание и т.д., то есть все процессы по проектируемому каналу переброски, который мог быть построен и наделал бы бед.

Мы чувствовали, что нужны и науке, и стране. Вспоминаю, было заседание у президента Сибирского отделения РАН Валентина Коптюга. И когда было нами предложено заключение о недопустимости переброски, правительство приняло решение о том, чтобы закрыть пректно-изыскательские работы, но не прекращать научные исследования.

Известно, что Юрий Винокуров несколько раз выступал и писал, что никакой преброски быть не может.

Но была и другая, необходимая краю работа.

- Это определение ландшафтно-индикационных методов для оценки развития мелиорации земель и проектно-изыскательских дел. Были подготовлены соответствующие предложения, методики, позволяющие сократить количество выработок трудоемких скважин и шурфов на 50 процентов и время для изыскания. А главное для меня, что я отслеживал и строительство Чарышского группового водопровода. Редко кому удается видеть все этапы своего труда.

142 населенных пункта, 7 административных районов получают качественную природную воду. Государство должно к таким объектам относиться очень внимательно. Они должны дотироваться, потому что стоимость одного кубометра воды получается значительная.

Могу упомянуть еще проект, который назвали «Использование водных ресурсов Оби и Иртыша». Определили водные ресурсы, их формирование, показали, от чего зависит их качество, дали рекомендации по использованию. Будем продолжать эту работу более углубленно.

Наиболее важным и перспективным является прогнозирование чрезвычайных гидрологических ситуаций. А они не обязательно связаны с паводками, могут быть и с засухой.

Каждый район сегодня имеет схему территориального планирования, институт участвовал в их создании в трети районов. А делалась оценка качества, плодородия земли и т.д. Это некий свод законов для развития района. Среди них - Топчихинский, Курьинский, Чарышский и другие.

*   *   *

Институт водных и экологических проблем Сибирского отделения Российской академии наук (ИВЭП СО РАН)

Расположен в Барнауле, организатором института и его первым директором был академик Олег Васильев, ныне – советник Российской академии наук.

С октября 1995 года директором института является доктор географических наук, профессор, заслуженный эколог РФ Юрий Винокуров.

Институт располагает 2 стационарами:

• Карымкарский гидролого-гидрохимический и гидробиологический в Тюменской области;

• Кызыл-Озекский почвенно-биологический в Республике Алтай.

В стадии становления - Чемальский гидрологический и эколого-рекреационный стационар.

Институт имеет научно-исследовательские суда на Новосибирском водохранилище и Телецком озере, парк экспедиционных автомашин. ИВЭП СО РАН – это 84 научных сотрудника, среди которых 1 академик РАН, 15 докторов и 52 кандидата наук. Возраст 23 ученых - до 35 лет.

Основные направления научных исследований:

• водные ресурсы Сибири: формирование, мониторинг и использование (на основе бассейнового подхода);

• разработка научных основ охраны окружающей среды и рационального природопользования с учетом антропогенных факторов и изменений климата.

*  *  *

Справка «АП»
Юрий Иванович Винокуров – один из основателей института. Имеет около 300 печатных трудов, десяток монографий.
Председатель Алтайского отделения Русского географического общества, член Международного совета по научным географическим проблемам.
Координатор международной программы «Чистая вода – шаг навстречу».
Член советов по науке, наукоемким технологиям при губернаторе края и АКЗС.

*   *   *

Юрий Винокуров о себе

• В детстве мечтал стать морским летчиком. После десятого класса военкомат направил в Высшую военно-морскую академию под Ленинградом. Пришлось чуть подправить дату рождения, чтобы «повзрослеть». Отправил документы, но тут болезнь, операция… Не получилось.

• Ушел рабочим копать шурфы и канавы. Легко сдавал вступительные экзамены, поступал в разные вузы, я даже поучился на физмате, но понял – не то. Наконец судьба привела в Томск. Поступил на геолого-географический факультет и окончил его, правда, параллельно делал контрольные по математике и отсылал их в другой вуз.

• На Алтае нет такой деревни, где бы я не был. Работал в проектном институте «Алтайгипросельхозстрой». Где побывал в экспедициях и научных поездках – трудно перечислить. От побережья Балтики и разрезов по добыче янтаря до Владивостока и острова Попова, где находится морской заповедник. Восточные Саяны, Прибайкалье, Монгольский, Китайский Алтай, Альпы, Кавказ, Урал, Пиренеи и т.д.

Новости