Прощальный поклон эскадрона

Корреспондент «АП» побывала в Кремле на заключительном церемониале развода Президентского полка

00:00, 26 октября 2012г, Общество 1712


Приглашение в Кремль на последний в этом году церемониальный развод конных и пеших караулов Президентского полка открывалось короткой фразой, посвященной 200-летию победы России в Отечественной войне 1812 года: «Славный год сей минул, но не пройдут содеянные в нём подвиги».

Боясь пропустить заключительное в этом сезоне праздничное действо, отправилась в путь с раннего утра. И хотя дорога от подмосковного города Химки, а вернее, из Химкинского леса, где находится санаторий «Соловьиная роща», неблизкий, в 10 часов уже вышла из метро на площади Театральной, прямо напротив Большого театра. Уже несколько лет не была на Красной площади, поэтому подивилась нагромождению торговых рядов на подступах к ней. Вереницы палаток забиты матрёшками всех мастей, шапками-ушанками со звездочками, кокошниками русских красавиц, отделанными бисером, цветастыми шалями и прочими лубочными изделиями, показавшимися мне кичливыми и нарочитыми из-за небрежной стилизации и неестественно ярких, «химических» красок.

Среди россыпей значков советской эпохи увидела связку отечественных фотоаппаратов той поры - «Зоркий» «ФЭД», «Зенит». Между палатками бродили редкие группки иностранных туристов, среди которых выделялись японцы и китайцы. Ещё удивило воскресшее здание гостиницы «Москва», в которой пришлось останавливаться в конце восьмидесятых годов прошлого века, но потом от неё не осталось и следа. Гостиница вновь точно такая же и смотрится так, будто ей лишь обновили фасад. А вот Большой театр снаружи показался мне серым и даже тусклым, возможно, виновата погода.

Время до церемонии ещё оставалось, поэтому прошлась по Красной площади, заглянула в один из восстановленных храмов, постояла на «нулевом километре» столицы, у памятника маршалу Жукову, обогнула любимое здание Исторического музея, с детства напоминавшего мне пасхальный кулич, облитый белой глазурью, и отправилась в Александровский сад. Вдоль ограждения у Вечного огня - плотная стена туристов и обычных посетителей, рассматривающих часовых, застывших с винтовками. Фотовспышки сверкали не переставая, но караульные смотрели не мигая. Удалось протиснуться в первый ряд, чтобы вблизи полюбоваться выправкой и парадной формой часовых Вечного огня. Путь к Кутафьей башне, через которую организован пропуск на территорию Кремля, пролёг вдоль постаментов с названиями городов-героев, имена которых навсегда вписаны в историю.

Стуча прикладами и щёлкая затворами…

К месту прохода в Кремль уже тянулась длинная очередь из иностранных туристов и соотечественников, некоторые пришли с детьми. Двигались довольно быстро. Пока оглядывалась по сторонам, незаметно оказалась у ворот Кутафьей башни. Служба охраны направляла людские потоки через звенящие рамки. Меня попросили открыть переполненную сумочку, которая по объемам сравнялась с хозяйственной, но на цифровую фото- и видеоаппаратуру внимания не обратили. Тут как раз из-за туч выглянуло солнце и золотые купола кремлевских соборов ослепили своим блеском.

Не первый раз в Кремле, но каждый раз восхищаюсь его красотой. И не я одна. Почти все посетители задирали головы, крутились на месте, пытаясь разглядеть старинные строения получше, бесконечно щелкали фотоаппаратами, сотовыми телефонами. Трудно удержаться, чтобы не сфотографироваться на фоне этих великолепных храмов, Царь-пушки, Царь-колокола, башен и красных каменных стен или у высокого парапета над Москвой-рекой, от которого центр столицы просматривается далеко-далеко. Большинство посетителей предавались этому с большим удовольствием, особенно после окончания церемонии, так что не удалось дождаться, когда тот же Царь-колокол, облепленный туристами, освободится хоть на минуту.

Соборную площадь, где состоялся церемониальный развод конных и пеших караулов Президентского полка Службы коменданта Московского Кремля ФСО России, легко было найти по звукам оркестра и барабанной дроби. Чтобы увидеть происходящее, пришлось с виноватой улыбкой и извинениями настойчиво протискиваться вперед. Получилось. Когда передо мной мужчина с длинным фотообъективом опустился на корточки, препятствий не осталось и уже никто не мешал наблюдать за происходящим и делать снимки для газеты.

Вытянувшиеся в струнку воины в парадной форме под громкие отрывистые команды четко перестраивались, крутили в руках и подбрасывали вверх винтовки со штыками, в такт музыке стучали прикладами о землю, ритмично щелкали затворами (по крайней мере, мне так показалось). На штыках играли солнечные блики. Как называются все показанные упражнения, мне неизвестно. Но в приглашении было сказано, что церемониал объединил в себе «самые зрелищные элементы российских воинских церемоний, включая строевые приёмы с оружием и элементы «конной карусели», демонстрируемые ротой специального караула и кавалерийским почетным эскортом Президентского полка в музыкальном сопровождении Президентского оркестра». Последний тоже был великолепен, исполнял старинные русские марши с большим вдохновением.

 

У каждой лошадки свои повадки

Кавалерийский эскорт дожидался своей очереди у стен собора, выстроившись в ряд словно по линейке. Лошади как на подбор, почти одной масти и фактуры, все в одинаковых жёлтых «носочках», что придавало строю особенную нарядность. Несмотря на гром оркестра и большую толпу, вели себя спокойно, стояли смирно, но моё внимание привлекла одна из них, оказавшаяся в середине. Короткие взмахи хвоста и едва заметное перебирание передними ногами выдавали её нетерпение, желание пуститься «в пляс». Когда дошла очередь до «конной карусели», танцев верхом в седле и прочих фокусов дрессуры скакунов, эта лошадка норовила подскакивать чуть выше других. Но в целом она не выбивалась из общего ряда и не портила строй, перестраиваясь вместе со всеми. Многие зрители, наверное, не заметили её игривого настроения. Закончилось выступление кавалеристов прощальным поклоном лошадей, застывших на одной невидимой линии.

Трудно словами описать красоту происходящей церемонии. Это надо видеть! Наша землячка из Барнаула по имени Тамара, работающая сейчас в Москве, сказала потом: «Я не ожидала, что это такое замечательное зрелище. Была недавно в одной европейской стране, там развод королевского караула длился минуты две и никаких показательных приёмов с оружием».

В последнюю субботу сентября Президентский полк, в котором служат и парни с Алтая, попрощался со зрителями до мая следующего года и такими же стройными рядами вместе с кавалерией скрылся в районе зданий Арсенала. Восхищенная толпа провожала его почти до ворот.

Справка «АП»
Военнослужащие роты специального караула и кавалерийского почетного эскорта Президентского полка неоднократно принимали участие в государственных мероприятиях на высшем уровне, а также международных военных фестивалях в Великобритании, Дании, Германии, Норвегии и других странах. В этом году Международный военно-музыкальный фестиваль «Спасская башня» проходил на Красной площади в первой половине сентября. В нем участвовали подразделения почетной охраны глав государств и ведущие военно-оркестровые коллективы Российской Федерации, Австрии, Англии, Бразилии, Греции, Евросоюза, Италии, Казахстана, Польши, Сингапура, Франции, Швеции, других государств. Основной тематической и музыкальной доминантой фестиваля стало празднование 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года.
А Президентский оркестр обеспечивает музыкальное сопровождение официальных мероприятий государственного значения. В его репертуаре практически все музыкальные жанры: от древнерусской музыки и фольклора стран мира до монументальных произведений симфонической классики и популярных эстрадных сочинений.

Новости