«Настоящий полковник…»

Как страж порядка крышевал преступный бизнес

00:00, 23 марта 2012г, Происшествия 2709


Наверное, каждый из нас не раз слышал или читал про бордели. Кто-то брезгливо кривился, кто-то сочувствовал женщинам, не получившим образования, не нашедшим хорошую работу... Не было бы и в моей статье ничего открывающего Америку, если бы не одно обстоятельство – бордель, о котором пойдет речь, – наш, заринский...

В погожий сентябрьский вечер Алена с Настей возвращались с дискотеки, проходившей в сельском клубе. Неожиданно возле них остановился джип песочного цвета, из него вышел симпатичный парень. Представившись Альбертом, предложил девчонкам поехать в Заринск – развлечься, попить пивка. Девчонки отказались, но спустя два дня в деревне вновь нарисовался их новый знакомый, но уже с рыжеволосой худой женщиной лет 35, назвавшейся его сестрой. Изнывавшие от безделья и скуки подруги были польщены тем, что им уделяют внимание модно одетые горожане, разъезжающие на роскошной иномарке.

– Девчонки, хотите хорошо провести время? Поедемте с нами в город, – с лица женщины, которую звали Ириной, не сходила улыбка. И деревенские барышни не смогли устоять.

Их привезли в город, завели в сауну, где в одной из комнат находился накрытый стол. Попав в непривычную обстановку, девочки начали проявлять беспокойство, но благожелательная Ирина постаралась развеять все их сомнения:

– Завтра дадим вам денег, и вы уедете домой, а сейчас добро пожаловать за стол.

Наивные деревенские простушки приняли её слова за чистую правду. Всю ночь подружки пировали, отчего жизнь казалась прекрасной. На следующий день их повели в парикмахерскую, сделали красивые прически. На вопрос: «Зачем?» - сопровождавшая их девушка загадочно ухмыльнулась:

– Ира хочет сделать вам приятное...

Ближе к вечеру с любезной Ириной произошла удивительная метаморфоза: прямо на глазах она превратилась в напористую злую тётку с жёстким взглядом. С невообразимой наглостью она заявила ошарашенным барышням:

– Вы будете предоставлять сексуальные услуги клиентам! За все в жизни надо платить!

И только тогда до них дошло, куда попали. Мысль о побеге зародилась сразу же – ждали удобного случая. А пока новоиспеченные «ночные бабочки» принуждены были, испытывая стыд и отвращение, доставлять плотские утехи клиентам. На четвертый день, на их счастье, банщица-надзиратель отвлеклась, грех было этим не воспользоваться. Взяв ключ от входной двери, прихватили стоявшее в углу ведро, чтобы в случае чего можно было оправдаться: мол, пошли выносить мусор, девчонки выскочили на улицу. Беглянки сразу же драпанули по направлению к своей деревне. Шли по обочине, то и дело озираясь, завидев машину, прятались в кустах и траве. Мать Насти – беспробудную пьяницу, находившуюся в очередном загуле, не интересовало, где её дочь и почему она отсутствовала дома несколько суток.

Наглые сутенеры, не желавшие упускать новоявленных жриц любви, сначала грозили по телефону, требуя немедленно вернуться в Заринск. Но жертвы их бизнеса настолько были напуганы, что прятались у родственников. Посланцы дважды наведывались в деревню, требуя от матери Алёны заплатить за прическу и нижнее белье, в которое облачили её дочь, да плюс деньги, потраченные на бензин. Но как ни давили настырные визитеры на женщину, ничего им не перепало.

 

Из приговора:

«Не позднее сентября 2005 года ранее судимая Зукина, преследуя корыстную цель, решила создать дом терпимости. Ею было принято решение привлекать молодых девушек из числа жительниц не только Заринска и Заринского района, но и иных мест Алтайского края. При этом способами вовлечения девушек, в том числе и несовершеннолетних, в занятие проституцией ею были избраны как добровольный, так и принудительный (путем совершения похищений, в том числе и уже занимающихся проституцией)».

 

Притоны располагались в принадлежащей Зукиной сауне, находящейся на улице Коммунаров, 2, и в двух снимаемых в аренду квартирах. Функции криминальной «крыши» выполнял неоднократно судимый Виталий Тищенко. Его роль заключалась в том, чтобы наказывать провинившихся за какие-либо проступки, кроме этого он принимал активное участие в похищениях будущих невольниц, как и два бывших сожителя Зукиной Евгений Бердникович и Альберт Долинский.

Банщицы-администраторы Зинаида Русских и Оксана Петухова были и кассирами, и диспетчерами при поступлении заказов от клиентов на девушек, а также контролировали перемещения проституток. В доме терпимости всё было отлажено. Существовала даже система штрафов в отношении «живого товара»: за появление «на рабочем месте» в состоянии алкогольного опьянения, за несанкционированные встречи с мужчинами и так далее. Максимальное денежное наказание доходило до десяти тысяч рублей.

Согласно показаниям потерпевших девушки ежемесячно платили Зукиной денежные средства, в том числе и на оплату милицейской «крыши», оказывающей покровительство её деятельности. И, как это ни удивительно, среди крышующих оказался бывший начальник Заринского ОВД Александр Платоненков, который в собственную честь устраивал «субботники», когда девчонки из этого притона должны были оказывать бесплатные интимные услуги.

Распечатка телефонного разговора между Платоненковым и Зукиной:

– Ира, привет, дружище! Ты меня любишь, нет?

– Нет.

– Я вот для тебя всё, а ты так, да? Я тебя обидел в прошлый раз, ага?

– Ну есть маленько.

– Ну чё, я шлюх оплачу...

– Ну я это слышу каждый раз.

– Дай двоих на час.

– Так, ну чё, полторы тысячи отдадите?

– А чё так много, Ир?

– Ну они по 700 рублей давно стоят.

– Да где это видано?

– А чё вы тогда в армянской сауне-то не возьмете?!

– Да на х... она нужна! Страшнее не бывает...

Чтобы девицы не жаловались на судьбу и не вздумали заявлять о своих правах куда следует, сутенерша доходчиво объясняла им, что её крышует большой начальник при погонах.

В телефонной книге мобильника Зукиной милицейский начальник значился как Плут. Члены преступной группировки, как это принято в уголовной среде, дали оборотню в погонах прозвище. Несмотря на высокий чин и оказываемое покровительство, относились к нему подельники презрительно-снисходительно ещё и потому, что он отчаянно торговался с хозяйкой притона в целях получения «товара» бесплатно.

Из телефонного разговора Зукиной и Платоненкова:

– Александр Сергеевич, а вы чё деньги не отдали за час?

– Да я отдам, Ир, ситуёвина козлиная, мне домой появляться неохота... Ир, ты чё, думала, я тебя обману? Ну дай мне Лизу, Ира?!

Девушки из публичного дома практически находились в сексуальном рабстве. Из показаний потерпевшей с рабочим псевдонимом Олеся: “Бежать было страшно, так как если оставаться в этом бизнесе, обязательно найдут, в каком бы городе девушка ни работала. По существующим правилам её могут покалечить, вернуть в притон, а ещё оштрафуют на десятки тысяч рублей. И всё же я решила бежать, так как Ира никого не отпускала. А условия работы в её конторе были невыносимыми, что выражалось в отсутствии какой-либо свободы передвижения, непомерных штрафах, накладывающихся без всяких к тому оснований. Мы работали на Зукину фактически бесплатно – за тарелку супа».

Текучесть кадров в притонах хозяйки заринского борделя была высокой. Не задерживались даже те, кто приходил сюда по доброй воле, оставались те, кому вообще некуда было идти. У предприимчивой сутенёрши, отличающейся деловой хваткой, возникла оригинальная идея пополнения кадрового дефицита. Схема похищения девушек была простой: чаще всего её опричники вместе с работодательницей выезжали в Бийск, кто-либо из мужчин в одной из тамошних контор заказывал девушку на час, потом брали ещё одну... Иногда высматривали смазливенькие мордашки прямо на улицах. С сопротивляющимися молодчики не церемонились – хватали за волосы и насильно вталкивали в свой джип. Заблокировав дверь мчащегося на большой скорости автомобиля, пресекали всякие возможные попытки пленниц покинуть его салон.

Из телефонного разговора Зукиной с банщицей Русских:

– Новых вообще за порог не пускать. Как зайдут, пусть моются, бреются, работать будут только в сауне. Да прям всех закрывай на клюшку, телефоны убери в сейф да смотри за ними, чтобы никуда не звонили. А мы поедем дальше тариться... У нас ещё и Белокуриха, сама понимаешь.

Проституток всё время пугали: «Отвезем в Горный Алтай, отдадим в рабство, будете там работать в нечеловеческих условиях (как будто здесь они работали в человеческих!) и никогда не выберетесь оттуда...»

К слову сказать, Лиза была дивно хороша собой. Когда-то она жила с матерью в маленькой деревне. Перебравшись в Бийск, хотела устроиться на работу, а оказалась в притоне с претензионным названием «Раба любви», хозяйкой которого была женщина по прозвищу Бедариха. Спустя два года по уже известному сценарию Лизу и её подружку украла Зукина со своими подельниками.

Впоследствии девушки смирились со своей участью. Неглупая Лиза постепенно вошла в полное доверие к Зукиной и фактически стала её правой рукой. И хоть она должна была стоять на страже интересов хозяйки, могла иногда совершить и необдуманный поступок. Так, пожалев двух девочек, пыталась устроить им побег. Узнав об этом, Тищенко пришел в ярость и со словами: «Я тебе хребет сломаю!» - так отходил провинившуюся шваброй, что та разлетелась от ударов на части.

– Избил сильно, до кровоподтеков. На ногах и левой груди у меня до сих пор остались шрамы, – давала показания Лиза следователю.

Такие «воспитательные беседы» Тищенко проводил и с другими девушками.

Платоненков, увидев Лизу, сразу же положил на неё глаз. В разговорах с хозяйкой притона он просил прислать ему именно эту девушку. Так и говорил: «Дай мне Лизу...»

Из телефонного разговора Зукиной и банщицы Русских:

– Платоненков брал на час Надьку и Наташку. Лизу ему надо было, но я его обманула, говорю: - Давай их возвращай, потом про Лизу поговорим. Они кое-как от них вырвались, в резиновых тапочках по морозу шли пешком. Пришли – рыдают, давай скандалы закатывать...

– Маленько надо построже с ними. Разболтались. Наташа, видите ли, живет где-то, замуж вышла, невест только возим...

– Теперь буду на корню пресекать. Им веры нет. Они – проститутки…

В качестве комментария к этому разговору сразу же на ум приходит поговорка «Чья бы корова мычала...». Из показаний Ольги Костиковой, неоднократно судимой бийчанки, бывшей, по выражению следователя, который вёл это дело, «одной из знаковых фигур в области проституции». Она имела сеть притонов в Бийске и Белокурихе…

– Мне стало известно, что Ирина Зукина в девяностых работала девушкой по вызову в одном из притонов Бийска. В какой-то момент у неё возник конфликт с сутенером, который за какую-то серьезную провинность обрил её наголо и покрасил лысую голову марганцовкой. Именно после этого случая за Зукиной закрепилась кличка Марганцовка. Работать в Бийске ей уже не дали, и она перебралась в Белокуриху. Вскоре ей удалось открыть и свой притон. Зукина, сама того не зная, вовлекла в занятия проституцией девушку, родственники которой работали в системе правоохранительных органов, что в свою очередь привело к тому, что Зукиной пришлось переехать на постоянное местожительство в Заринск.

Из телефонного разговора Зукиной и Платоненкова:

– Я знаете что вам звоню, Александр Сергеевич?! Девчонки сейчас есть. Не знаете, где помесячно квартиру снять? Девять человек в однокомнатной – это вообще нереально.

– Надо посмотреть. Я сейчас в кабинете. У меня в пять совещание с генералом. В шесть я освобожусь. Ир, а эта Лиза где у тебя? Сбежала?

– Нет.

– Ты скажи ей, пусть забежит ко мне, а? И ещё одну девчонку можно? Ту – худую? У меня тут друг есть. А потом рассчитаемся с тобой.

– Ага! (С иронией.)

– Ну что, я тебя обманывал, что ли?

Зукина звонит Лизе:

– Что Платоненков хотел вчера?

– Да пьяный спрашивал, что в прошлый раз не приехала. Говорит: «Лиза, я тебя уважаю и всегда вступлюсь». Звал в деревню какую-то, говорил, что отпросит меня у тебя…

– Надо ему развлечься, пьяный, скучно ему.

– Коньяк с ним пили, потом приставать начал... Говорил, что уважаемый человек, давай медали показывать.

– Ага, любит похвастать...

Лиза была на особом положении и поэтому выполняла самые деликатные поручения хозяйки. Надю-малолетку, находившуюся на пятом месяце беременности, Зукина решила отправить в Бийск, чтобы там в одной из больниц за определенную мзду несовершеннолетней сделали искусственные роды. Сутенерша руководствовалась отнюдь не благими намерениями, ей важно было вернуть несчастную в притон, чтобы снова заставить её работать на себя. Лизу отправили сопровождающей.

После этого сутенерша позвонила разрешившейся от бремени Наде-малолетке, не успевшей как следует оклематься:

– Хватит вылеживаться, немедленно возвращайся в Заринск и приступай к работе!

Еще факт: 16-летняя Аня приехала погостить к подруге в Белокуриху. Их совместный променад по бульвару закончился тем, что заринские варяги загребли их прямо на улице. Ане был свойствен бунтарский дух, она сразу же заявила сутенерше, что никогда не станет продажной девкой. Её избили, но не сломили, она оказалась крепким орешком. Приехав на квартиру к ожидавшим её клиентам, девушка разрыдалась, поведав им свою историю. Мужчины, повинуясь благородному порыву, решили устроить ей побег и вызвали такси. К Анне в качестве надзирательницы приставили Наталью, пользующуюся доверием хозяйки. Когда Анна села в прибывшее такси, Наталья попыталась вытащить её оттуда, но не получилось. За беглянкой организовали погоню, однако ей удалось оторваться от преследователей.

Те, кто думает, что девушки по вызову в заринском притоне были одна краше другой, как в нашумевшем фильме девяностых «Интердевочка», ошибаются. В стремлении как можно больше урвать алчная сутенерша гребла в свое заведение без разбору всех подряд. У «ночных бабочек» жизнь была незавидной, их унижали, оскорбляли, над ними измывались. Из-за невыносимых условий, отчаявшись вырваться из сексуального рабства, одна из девчонок по имени Женя даже пыталась выпрыгнуть из окна дома с седьмого этажа. Зукина по поводу попытки самоубийства обратилась за помощью к всесильному полковнику – в случае чего, мол, прикрой. На что он обещал оградить её от возможных последствий. Не дожив до суда, одна из потерпевших умерла от СПИДа.

Зато сама Зукина так и сорила деньгами, нещадно эксплуатируя девочек. Жила припеваючи, красную и черную икру хлебала ложками, нежилась на пляжах в заморских странах. Она приобретала дорогие иномарки, ценные вещи, недвижимость. Алчность хозяйки публичного дома поражала даже её сподвижников…

Платоненков инициативу вызова проституток всегда брал на себя. В сентябре 2008 года он приехал на базу отдыха вместе с сотрудниками МВД, проверявшими работу отдела. Среди ночи позвонил своему водителю, приказал доставить девочек легкого поведения. В суде затем утверждал:

– Я находился в служебной зависимости и понимал, что отказ в бесплатном интимном досуге может сказаться на результатах проверки руководимого мною отдела ОВД. (Надо же, какая забота о родном коллективе!)

Тесного знакомства с Лизой бывший начальник милиции не отрицал, при этом якобы руководствовался служебной необходимостью:

– Лизе предложил работать на меня в качестве доверенного лица, которое снабжало бы оперативной информацией…

Между бандершей – так называют на классическом жаргоне хозяйку борделя – и «настоящим полковником» существовали ну очень теплые, даже доверительные отношения. Настолько доверительные, что она не стеснялась просить его посодействовать в похищении проститутки, работавшей в «армянской» сауне, чтобы та в поте лица трудилась в её заведении. О том, что Зукина ворует девушек и держит их в неволе, милицейский начальник, судя по распечаткам телефонных разговоров, был отлично осведомлён.

Закономерный финал

Преступные действия зарвавшейся и вконец обнаглевшей Зукиной не могли продолжаться бесконечно. И вот в один из дней, если быть точнее, 25 марта 2009 года, хозяйка публичного дома была задержана сотрудниками прокуратуры Заринска. Она кинулась было звонить своему благодетелю, но он не ответил на её телефонный звонок – ему надо было спасать свою шкуру.

Буквально через пяток дней после ареста этой известной в определенных кругах дамочки Платоненков подал рапорт об увольнении. Согласно выписке из приказа от 22 апреля того же года он был освобожден от должности начальника ОВД и уволен из органов внутренних дел по выслуге лет, дающей право выхода на пенсию.

Дело это вызвало большой общественный резонанс. Тихий провинциальный Заринск такого ещё не видел. Интерес к делу был огромный, судебный процесс, длившийся полтора года, освещали четыре столичные телекомпании. Александр Лобов – следователь по особо важным делам следственного управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю - провел огромную кропотливую работу по сбору доказательной базы, включающей в себя 45 томов.

С Александром Юрьевичем беседуем на правах старых знакомых – знаем друг друга около 20 лет.

– Все проститутки без исключения, проходившие по этому уголовному делу, – из деревень. Многие из неблагополучных семей – натуральные маргиналы из социальных низов. Куда податься выпускницам школ, если в сёлах безработица? – размышляет он. – А для того, чтобы получить образование, нужны деньги… Если говорить о Зукиной, зажралась она, почувствовала себя королевой жизни…

Алтайский краевой суд приговорил лидера организованной преступной группировки Ирину Зукину к 12 годам лишения свободы. Все её подельники, участвовавшие в похищениях девушек, приговорены к реальным срокам заключения от шести до десяти лет. Им надлежит в качестве морального вреда выплатить значительные денежные суммы потерпевшим.

 

Из приговора:

«С учетом исключительно положительной характеристики Платоненкова Александра, имеющего боевые награды, состояния его здоровья, совершенного им преступления средней тяжести, чистосердечного раскаяния и частичного признания вины суд считает возможным назначить ему наказание в виде 4 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на два года. На основании статьи 73 УК РФ наказание Платоненкову считать условным, установив испытательный срок три года. Взыскать с Платоненкова в пользу государства 91 959 рублей».

Увы, для некоторых, кто носит погоны, офицерская честь – пустой звук. После вселенского позора Платоненков устроился на другую работу, живет и здравствует как ни в чем не бывало…

Осужденные подали кассационные жалобы в Верховный суд, посчитав приговор слишком суровым. Что касается «настоящего полковника», то он согласился с назначенным ему наказанием. Ещё бы! Осужденной Петуховой суд снизил срок наказания на 11 месяцев. Всем остальным получившим реальные сроки заключения Верховный суд сократил срок наказания на 6 месяцев. Приговор вступил в законную силу.

 

Людмила НОВИКОВА.

Новости